Зачем Турции российские С-400?

577

© 19.08.2019, Гасанова A.Б.

President of Turkey R. Erdogan // image from youtube

Контракт между Россией и Турцией на поставку С-400 был подписан в 2017 году. Первая партия была поставлена 12 июля 2019 г. С-400 «Триумф» – зенитная ракетная система большой и средней дальности, предназначенная для уничтожения авиации, крылатых и баллистических ракет, но может применяться и против наземных объектов. Производитель – оборонный концерн "Алмаз-Антей", находящийся под санкциями ЕС и США  из-за событий на Украине.

С другой стороны, Турция традиционно ведет военно-техническое сотрудничество с США и в 2018 г. заказала  зенитные ракетные системы Patriot и самолеты F-35 на общую сумму 3,5 млрд долларов. F-35 – это многоцелевая боевая машина, спроектированная с использованием технологии уменьшения заметности и способная нести ядерное оружие.  Вместе с США в проекте её создания принимают участие восемь стран, в том числе и Турция. Анкара участвует в этой программе в качестве подрядчика, производя 6–7% узлов для новейшего истребителя, в частности, элементы фюзеляжа, шасси и оборудования кабины пилотов.

Оживленные дискуссии вокруг покупки Анкарой С-400 связаны с активным противодействием этой сделке со стороны США и других западных союзников Турции по НАТО. Американская администрация считает, что Эрдоган должен сделать выбор в пользу российских либо американских ПВО. Вариант одновременного использования двух систем исключается, так как американцы опасаются, что российские системы в таком случае смогут выявлять возможности их "стелс"-истребителя (истребителя с низкой заметностью для радаров). Как заявил официальный представитель Министерства обороны США Эрик Пехот, Вашингтон считает закупку Турцией у России ракетных систем С-400 «стратегической уловкой» Москвы, направленной на то, чтобы создать раскол между Анкарой и её западными союзниками.

Свое резко негативное отношение к планам Турции приобрести российские С-400 США сопровождали ультимативными требованиями к Анкаре немедленно выйти из соответствующего соглашения, угрозами не продавать ей  системы Patriot, исключить ее из программы по их созданию, ввести санкции. Незадолго до начала первых поставок российских систем в Турцию, США дали ей срок до конца июля окончательно прекратить выполнение соглашения с Россией. К этому времени американская администрация уже приняла решение приостановить участие Турции в программе по обучению турецких лётчиков в США навыкам пилотирования истребителей-бомбардировщиков F-35.

Анкара, в свою очередь, не приемлет такой тон общения. По словам министра иностранных дел Чавушоглу, ни одна страна «не имеет права давать Турции какие-либо указания». При этом высокопоставленные чиновники в Турции не раз заявляли о том, что покупка С-400 не означает смены внешнеполитической ориентации страны как члена НАТО. Турецкое руководство также планировало получить ракетные системы американского производства, гарантируя при этом и США, и РФ обеспечение сохранности соответствующей информации. В то же время Анкара сохраняет свободу рук во внешней политике и подчеркивает возможность замены американских систем аналогичными ПВО из других государств, в случае отказа Белого дома в их продаже.

Решение Турции о закупке С-400 вызывает у союзников много вопросов главным образом потому, что как стране НАТО Анкаре следует вести военно-техническое сотрудничество лишь с членами альянса. Поскольку правила игры в НАТО определяют США, то именно они и устанавливают правила для подобного сотрудничества. В случае с Турцией, основным камнем преткновения всегда был вопрос о передаче технологий. Турция давно пытается получить технологии в сфере ПВО/ПРО от западных корпораций и компаний, которые ей в этом не раз отказывали, опасаясь экспорта произведенных там вооружений и военной техники в третьи страны. По этой причине  турецкое правительство начало рассматривать варианты сотрудничества с другими странами. Сначала его взоры устремились на Китай, который выиграл тендер на продажу ПВО Турции. Впоследствии турки передумали и решили обратиться к России, которая удовлетворила турецкую сторону в плане технических характеристик вооружения, обмена информацией по оборонным технологиям и налаживанию совместного производства. Учитывая, что Белый дом не желал выработать более выгодные для Анкары условия продажи комплексов Patriot, последняя отдала предпочтение С-400.

Такое решение Турецкой Республики, несомненно, имеет свой военно-политический подтекст. Во-первых, Турция с 90-х годов прошлого века реализует программу по развитию национального вооружения и отечественной системы противоракетной обороны. Это обусловлено сокращением зависимости от других государств, а также укреплением экспортного потенциала в этой области. По словам Эрдогана, «Турция должна быть сильной не только в области экономики, политики и дипломатии, но и в оборонной сфере». Лидер страны также утверждает, что государство может обрести независимость от иностранных компаний в военной индустрии уже к 2023 г. На сегодняшний день Анкара производит собственные танки и беспилотные летательные аппараты. А в этом году Турция впервые представила миру свою модель истребителя пятого поколения. По замыслу исполнительного комитета оборонной промышленности страны, будущий истребитель нового поколения призван заменить устаревшие F-16 и взаимодействовать с самолётами пятого поколения F-35. Вместе с тем, частичная передача Турции технологий по производству С-400, а также планы по совместному с Россией производству зенитных ракетных систем С-500, о которых заявлял Эрдоган, дополняют программу развития национальной обороны.

Во-вторых, российские системы ПРО необходимы Анкаре ввиду серьезной  военной угрозы, исходящей из Восточного Средиземноморья. Несмотря на то, что Турция была интегрирована в противоракетный щит НАТО после Чикагского саммита альянса 2012 г., в силу географических и технологических сложностей, системы ПВО НАТО не покрывают всю территорию страны. Большая часть восточных и юго-восточных провинций остается за пределами  противоракетного щита альянса. Именно поэтому места дислокации С-400 планировались преимущественно на границе Турции и Сирии, а также Турции и Северного Кипра. Непрекращающаяся война в Сирии, а также возникшая между Анкарой и Афинами напряженность вокруг разработки шельфового газа в Восточном Средиземноморье явственно обнажили эту военно-стратегическую проблему.

Однако, даже если не принимать в расчет несовершенство противоракетного щита НАТО, Анкара все равно нуждается в  дополнительных  гарантиях безопасности. И тому есть свои причины. Например, относительно сирийского конфликта, Турции не приходится полагаться на помощь Запада, поскольку Белый дом традиционно поддерживает курдское ополчение, которое и представляет, по мнению Анкары,  главную для нее угрозу. В ситуации в Восточном Средиземноморье  интересы Турции также не принимаются Западом, который отрицает права подконтрольного ей Северного Кипра на шельфовые месторождения. Исходя из этого, можно предположить, что при эскалации напряженности поставленные  Анкаре западные средства ПВО станут защищать только базы НАТО, а не саму Турцию.

В-третьих, закупка российских зенитных ракетных систем свидетельствует о желании турецкого руководства бросить вызов американской гегемонии в мировой политике. Такая линия во внешней политике Турецкой Республики уже была реализована в Сирии: речь идет о прямом военном вмешательстве Турции, а именно двух военных операциях против курдов, которых поддерживают США. Причем, в начале августа президент страны объявил о начале новой вооруженной акции в САР. Точно так же самостоятельность во внешней политике была продемонстрирована посредством реализации сделки по С-400 с Россией вопреки многочисленным угрозам США. На фоне стремления Турции стать лидером в своем регионе, такая независимость выглядит вполне объяснимой.

Последствия для Турции от покупки российских С-400 были вполне предсказуемы. Генеральный директор американского оборонного гиганта Lockheed Martin, производителя F-35, заявила в июле о том, что все турецкие фирмы будут выведены из цепочки поставок комплектующих к этим самолетам к марту 2020 г. Также Анкара больше не сможет приобрести эти боевые машины.

Кроме того, в США широко обсуждается вопрос о применении в отношении Турции закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который предусматривает введение ограничительных мер против стран, которые осуществляют военно-техническое сотрудничество с Россией. Как республиканцы, так и демократы в Конгрессе США намерены обязать президента Дональда Трампа ввести санкции против Турции, если администрация президента в скором времени не сможет предложить никакого иного наказания.  При этом сам Трамп в решении Анкары в пользу С-400 винит предыдущую американскую администрацию. Пока также непонятно, как С-400 повлияют на роль Турции в НАТО. Генсек альянса Йенс Столтенберг считает, что, хотя закупка Турцией российских систем С-400 вызывает серьезную озабоченность НАТО, Анкара останется важным членом Североатлантического альянса.

Как представляется, США и НАТО не спешат прибегать к резким мерам в отношении Турецкой республики, так как Анкара тоже имеет свои средства сдерживания Запада. В частности, она может предпринять «определённые шаги по поводу авиабазы Инджирлик», как недвусмысленно заметил  министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу. Этот военный объект имеет большое значение для операций США не только на Ближнем Востоке, но и в Европе. Более того, на базе Инджирлик размещено тактическое ядерное оружие США.

Время покажет, как будут развиваться события. На сегодняшний день можно лишь с уверенностью сказать, что покупка С-400, конечно же, будет иметь последствия для Турции в ближайшем будущем. Потери турецких производителей от исключения из программы по производству F-35 будут исчисляться миллиардами долларов. Более того, государство может столкнуться с серьезными проблемами относительно своего парка F-16, так как F-35 должны были с 2020 г. заменить некоторые из них. Из-за отсутствия F-35 Анкаре необходимо будет ускорить разработку собственного боевого самолета TF/X, а он зависит от двигателя американского производства. У Турции также могут возникнуть сложности  с поддержанием нынешнего парка истребителей из-за нехватки запчастей, что может подтолкнуть ее к покупке российских самолетов.

Добавим, что, если против Турции все же будут задействованы санкции, они обострят и без того хрупкие американо-турецкие отношения, пошатнут ее роль в НАТО,  а также еще более ослабят изнуренную кризисом турецкую экономику. В зависимости от характера и  масштабов санкций турецкая оборонная промышленность может быть полностью парализована, а турецко-американское сотрудничество по транспортным вертолетам и истребителям F-16 преждевременно прекращено.

Так или иначе, единственный победитель в этой ситуации вокруг С-400 – Москва. Во-первых, российское вооружение поставляется в страну НАТО. Во-вторых, Турция попадает в определенную зависимость от России в том, что касается подготовки личного состава и эксплуатации вооружения. В-третьих, в своем лавировании между Вашингтоном и Москвой Анкара в этом конкретном случае выбирает Россию. И наконец, РФ получает и финансовые выгоды от этой сделки.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
19.09.2019

В ИМЭМО РАН состоялась встреча с делегацией китайских экспертов-международников. Обсуждались вопросы стратегической стабильности и безопасности, глобального управления, взаимоотношений между США, Китаем и Россией.

подробнее...

19.09.2019

В Центре азиатско-тихоокеанских исследований состоялся круглый стол с участием делегации Министерства по делам объединения Республики Корея во главе с советником министра по политическим вопросам Ким Чжон Су.

подробнее...

Вышли из печати