О чем договорились Си Цзиньпин и Ким Чен Ын в Пхеньяне?

487

© 23.06.2019, Давыдов О.В

Фото: russian.news.cn

Интенсивность китайско-северокорейских контактов на высшем уровне поистине впечатляет. Нынешний визит Си Цзиньпина в Пхеньян (20-21 июня) стал пятой встречей между лидерами двух стран за год с небольшим. Примечательно, однако, что это первая поездка Президента КНР в соседнюю страну за последние 14 лет, в то время как глава Северной Кореи, начиная с марта прошлого года, четыре раза выезжал в Китай для встреч со своим визави. 

Лейтмотив большинства комментариев официозных СМИ КНДР и Китая – саммит завершился достижением «широкого консенсуса» по обсуждавшимся вопросам и договоренностью продвигать стратегическое взаимодействие и координацию  в условиях быстро меняющейся международной и региональной обстановки. В связи с приближающимся юбилеем – 70-летием установления дипломатических отношений (октябрь 2019 г.) стороны условились выработать «дорожную карту» развития двустороннего сотрудничества на перспективу. В ней выделяются в качестве приоритетных такие области как образование, здравоохранение, подготовка кадров и управление, сельское хозяйство, журналистика и сотрудничество по линии СМИ, молодежные обмены и связи по линии местных органов власти.

Впрочем, по мнению большинства наблюдателей, следивших за ходом переговоров, Си Цзиньпин выкроил время из своего весьма напряженного графика международных контактов для поездки в Пхеньян не только для того, чтобы подтвердить неизменность курса на развитие дружественных связей с КНДР.  При всей важности этой темы, китайскую сторону сейчас всё больше беспокоит другое – неопределенность стратегической ситуации вокруг Корейского полуострова в связи с приостановкой американо-северокорейского диалога и опасность дестабилизации общей обстановки, нового роста напряженности в случае отказа КНДР от продолжения переговорного процесса и возобновления Пхеньяном своих опасных ракетных и ядерных программ.

На данном этапе планы и намерения руководства Северной Кореи на этот счет практически неясны. Все официальные заявления сводятся к тому, что Ким Чен Ын в ходе встречи с Трампом (Ханой, февраль 2019 г.) уже внес «важные предложения», однако американская сторона оказалась неготовой ответить на это встречными шагами.  Поэтому теперь в Пхеньяне ни на какие дополнительные уступки не пойдут, но будут ждать кардинальных изменений в позиции США. Если же таковых до конца текущего года не произойдет, то КНДР оставляет за собой право избрания некоего «иного пути и способа действий».  

Пока северокорейцы предпочитают умалчивать, в чем может состоять смысл предполагаемой альтернативы, однако обращает на себя внимание то, что в последнее время наблюдается всплеск воинственной риторики в СМИ и разного рода обвинений в адрес партнеров по диалогу – США и Южной Кореи. Особую тревогу вызывает проведение северокорейской стороной после длительной паузы новых ракетных испытаний (май), хотя пока мораторий на пуски баллистических ракет дальнего радиуса действия не нарушается. Кроме того, по мнению ряда экспертов, изучение снимков со спутников позволяет предположить, что КНДР продолжает работы по совершенствованию ядерного оружия и, в частности, осуществляет наработку расщепляющегося материала, включая высокообогащенный уран.

В этой связи важной для китайской стороны задачей в ходе визита было оценить, насколько руководство КНДР способно к рациональным действиям на ядерном треке, и каковы пределы гибкости, которую может проявить 

Пхеньян в случае, если перезапуск переговорного процесса между КНДР и США всё же состоится. 

Комментарии китайских аналитических центров по итогам визита сводились к следующим основным моментам: Китай является наиболее надежным и влиятельным другом Северной Кореи, своего рода «страховочной сеткой», благодаря которой Пхеньян сможет преодолеть как свои экономические трудности, так и политические проблемы в отношениях с США и другими странами. Но лишь при том понимании, что он будет прислушиваться к «добрым советам» своего великого соседа, проявлять сдержанность и избегать опрометчивых шагов. Что же касается основополагающей позиции Пекина в отношении проблем Корейского полуострова, то она основывается на трех принципах: «нет ядерному оружию, нет войне и нет хаосу». Именно эту линию он и будет отстаивать во взаимоотношениях, как с КНДР, так и с другими заинтересованными странами – США, Россией, Южной Кореей и Японией в ходе решения актуальных корейских проблем.

Судя по просочившимся в СМИ высказываниям Си Цзиньпина, именно об этих вещах шел разговор в ходе его бесед с Ким Чен Ыном. Китай, как отмечалось, вместе с мировым сообществом рассчитывает на продолжение мирного переговорного процесса между КНДР и США с тем, чтобы он увенчался конкретными положительными результатами. В этих целях Пекин готов оказать помощь и даже «поработать» с Вашингтоном, дабы попытаться смягчить его политику оказания «максимального давления» на Пхеньян.

Лидер КНР мягко, но напористо проводил мысль о том, что единственный реально существующий путь в будущее для Северной Кореи это – денуклеаризация и концентрация всех усилий и ресурсов на задачах экономического развития страны. Китайская сторона готова оказать ей помощь в решении проблем обеспечения безопасности и развития, делиться своим опытом проведения реформ и построения открытой экономики. Вместе с тем, неурегулированность ядерной проблемы пока создает препятствия для осуществления этих шагов, а возможности для полномасштабного развития сотрудничества на данном этапе ограничены из-за санкций.

Результаты этой целенаправленной работы еще предстоит увидеть. Хорошо известно, что попытки «воздействовать» на северокорейского руководителя, у которого за прошедшее время сформировались свои, порой, весьма специфические взгляды на окружающую реальность, редко приносят немедленный успех. 

Тем не менее, судя по публикациям агентства Синьхуа, в итоге переговоров Ким Чен Ын пообещал Си Цзиньпину сохранять выдержку и терпение, а также «контролировать ситуацию» таким образом, чтобы это соответствовало задачам поддержания мира и стабильности на Корейском полуострове. В нейтральном ключе он выразил надежду на то, что «другие заинтересованные страны» (читай – США) также продолжат взаимодействие с КНДР в целях продвижения диалога и поиска решений на основе учета законных озабоченностей друг друга.

Итоги состоявшегося саммита вызвали довольно разноречивые отклики. В Японии и Южной Корее склонны считать, что Пекин намерен воспользоваться безвыходным положением КНДР, чтобы «подтянуть» эту страну поближе к себе как в политическом, так и в экономическом отношении. В итоге Китай получит хорошие шансы закрепиться на позициях ключевого игрока в решении проблем Корейского полуострова. Одновременно китайская сторона, как полагают, будет стремиться активно использовать «северокорейскую карту» в затяжном споре с США по торгово-экономическим вопросам, а также при обсуждении других актуальных региональных ситуаций.

В самом Пекине такую версию решительно опровергают, утверждая, что торговые трения с США и ядерная проблема Северной Кореи это два разных вопроса, которые друг с другом никак не связаны. По мнению большинства китайских экспертов, вопросы мира, безопасности и стабильности в Корее одинаково важны как для Пекина, так и для Вашингтона. В то же время любые попытки разыгрывать «ядерную карту» в качестве инструмента давления на оппонента по другим вопросам будут равнозначны «балансированию на грани пропасти», что китайская сторона полагает совершенно неприемлемым.

Как бы то ни было, визит лидера КНР в Пхеньян стал очередным свидетельством возрастающей дипломатической активности вокруг Корейского полуострова, связанной с серьезной обеспокоенностью региональных держав по поводу отсутствия прогресса в урегулировании северокорейской ракетно-ядерной проблемы. Как известно, Республика Корея давно уже предлагает организовать новый межкорейский саммит с тем, чтобы поспособствовать снятию противоречий, возникших в ходе диалога между КНДР и США. Однако ответа из Пхеньяна на это предложение пока не поступило. На конец текущего месяца анонсирован визит Президента Д. Трампа в Сеул, в ходе которого основное внимание также предполагается уделить теме диалога с Северной Кореей. Наряду с этим знаковым событием станет саммит «Группы двадцати» в Осаке, на который соберутся лидеры всех государств, так или иначе вовлеченных в корейские дела, что создаст хорошую возможность для интенсивного обмена мнениями «на полях» форума.

Важно также отметить, что согласно информации российского МИД, наша страна совместно с китайскими партнерами недавно разработала совместный план действий по комплексному урегулированию проблем Корейского полуострова. Он призван развивать положения совместной дорожной карты, которая была предложена Россией и КНР еще в июле 2017 года. Содержание данной инициативы в публичном пространстве пока не раскрывается, поскольку планируется ознакомить с ней наших ключевых партнеров в расчете на то, что они смогут присоединиться к совместной проработке этих идей.

 

 


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
13.11.2019

Вышел из печати 3-й номер квартального бюллетеня "Российский Экономический Барометр" за 2019 год на русском языке.

подробнее...

13.11.2019

В Москве проходит общее собрание Российской академии наук.

подробнее...

Вышли из печати