Выборы в Европарламент как второй референдум о Brexit

492

© 10.06.2019, Андреева Т.Н.

Used image: May at the EP by European Parliament // www.flickr.com/photos/european_parliament

29 марта 2019 г. британские парламентарии в третий раз проголосовали против представленного британским премьер-министром Терезой Мэй Договора о выходе Соединенного Королевства из Европейского союза (Brexit). Хотя большинство депутатов стремилось не допустить бездоговорного выхода страны из ЕС и обвала британской экономики, британский парламент отверг также все возможные другие пути решения проблемы Brexit, вплоть до отказа от него. Так в британском парламенте разразился конституционный кризис, грозивший стране техническим «жестким» Brexit 12 апреля 2019 г.

Для предотвращения такого развития событий и решения проблем связанных с «мягким» выходом на основе договора, Великобритания получила у Европейского Союза очередную отсрочку до 31 октября 2019 г., запустив процедуру подготовки страны к выборам в Европарламент (которые должны были состояться 23-26 мая 2019 г.). При этом Британия имела право не участвовать в них, если парламент одобрит вариант выхода до даты их проведения.

Параллельно с подготовкой к этим выборам 2 апреля 2019 г. Т. Мэй начала переговоры с лидером оппозиционной лейбористской партии Джереми Корбином о поиске «мягкого» варианта выхода, способного разблокировать законодательный тупик в парламенте и удовлетворить ЕС. С самого начала практически никто не ожидал успеха этих переговоров, поскольку лейбористы добивались главным образом проведения парламентских выборов и смены партии у власти благодаря очередному провалу в парламенте правительственного законопроекта о выходе. Кроме того, как и правительственный план, «мягкий» Brexit Дж. Корбина не обеспечивал выход страны при соблюдении преимущественно ее интересов. Так, единственным способом сохранить североирландскую границу открытой после выхода, признавалось продолжение членства в таможенном союзе с ЕС. Не исключалось и получение доступа страны на единый рынок. Лоббирование второго референдума о Brexit было последним оружием в борьбе за власть.

В свою очередь британский премьер стремилась снять с себя ответственность за нереализованный Brexit. В случае провала законопроекта она была готова предоставить парламенту возможность решить судьбу переговоров и выбрать один из вариантов «мягкого» Brexit – Таможенный союз, «Единый рынок 2.0» или проведение второго референдума.

Нежелание консервативного правительства осуществить вариант «жесткого» выхода в закрепленные британским законодательством сроки – 29 марта 2019 г., его готовность подписать с ЕС договор о выходе, напоминавший (по мнению большинства членов консервативной партии) безоговорочную капитуляцию экономических и политических интересов страны, а также начало переговоров с лидером лейбористов Дж. Корбином, ранее обвиненным в работе в качестве осведомителя на советскую разведку и в антисемитизме, вызвали массовый протестный отказ от членства в консервативной партии и шквал требований незамедлительной отставки «предавшей Brexit» Т. Мэй. Начался массовый отток электората партии тори и ее членов к недавно появившейся (5 февраля 2019 г.) и выступавшей за однозначный выход страны из ЕС даже без договора «Партии Brexit» Найджела Фараджа. Консервативная партия оказалась на грани исчезновения.

Стремление снизить отток электората от лейбористской партии к партии Н. Фараджа и к другим партиям политического спектра вызвало бурные дебаты внутри теневого кабинета о целесообразности смены курса партии на приоритетную, четко сформулированную поддержку проведения второго референдума. Это предложение было не случайным: у электората лейбористов в массе не было ясного представления о линии партии по вопросу о Brexit. Опрос общественного мнения социологической службы Ipsos Mori (май 2019 г.) показал, что 48% сторонников лейбористов считали, что партия выступает за выход из ЕС, тогда как 38% полагали, что ― за сохранение членства1. В соответствие с опросом другой социологической службы курс либеральных демократов и Зеленой партии на членство страны в ЕС поддерживали 4 из 10 сторонников лейбористов.

Законодательный тупик в британском парламенте, провал переговоров между двумя ведущими парламентскими партиями, разочарование электората в политике обеих ведущих политических партий страны и его массовый отток к другим (иногда к только что созданным) партиям, четко сформулировавшим свое отношение к проблеме выхода, высветили проблему кризиса двухпартийной системы.

В ситуации, когда основной темой политической жизни британского общества в течение трех лет оставалась тема реализации Brexit, выборы в Европарламент могли показать реальное отношение электората к самой идее выхода через поддержку политических партий, предлагавших разные подходы и пути решения проблемы. Система подсчета голосов на этих выборах лучше отражает предпочтения избирателей в отличие от использующейся в стране системы для подсчета голосов на парламентских выборах, Вестминстерской (мажоритарной) системы. В этой связи многие эксперты назвали выборы в Европарламент 2019 г. вторым референдумом о Brexit. Так проявилась еще одна застарелая проблема, - проблема необходимости смены избирательной системы в стране для лучшего, более демократичного отражения предпочтений электората.

Подсчет голосов 26 мая 2019 г. показал, что больше всего мест получила выступавшая за однозначный выход страны из ЕС вплоть до «жесткого» его варианта, «Партия Brexit» Н. Фараджа (29 мест). Сторонники членства страны в ЕС ― либеральные демократы (16 мест) ― оказались на втором месте, лейбористы (10 мест) ― стали третьими. По числу полученных мест Зеленая партия (7 мест) обогнала правящих консерваторов (4 места), оказавшихся на разгромной пятой позиции.

Благодаря выборам в Европарламент стало понятно, что спустя три года переговоров о Brexit и связанных с этим стрессов и лишений, процент британцев однозначно желающих выхода страны из ЕС (вплоть до бездоговорного выхода) все еще остается значительным. Результаты выборов перекликаются с результатами проведенного немного раньше социологического опроса Службы Гэллапа, в соответствии с которым 43% британцев считали Brexit хорошим делом для своей страны, тогда как 40% - плохим2.

Отставка Т. Мэй 7 июня с.г. поставила перед новым консервативным правительством не только проблему выведения страны из ЕС и решения связанных с этим экономических и внешнеполитических задач, но и проблему существования консервативной партии.

Примечания:

1 Woodcock A. European elections: British voters do not know if Labour is a party of Leave or Remain, finds poll. The Independent, 20 May 2019.

2 Malnick E. Theresa May to launch last-ditch attempt to gain MPs’ approval for her Brexit deal with ‘bold offer’ The Daily Telegraph, 18 May 2019.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
16.08.2019

Павел Тимофеев принял участие в круглом столе на тему «Россия – Франция: двусторонние отношения и мировая повестка», проведеном в МИА «Россия сегодня».

подробнее...

13.08.2019

Состоялся видеомост Москва – Дели на тему: "Россия — Индия: актуальные вопросы международной повестки" с участием Вячеслава Трубникова и Алексея Куприянова.

подробнее...

Вышли из печати