Россия укрепляет свою роль в мирном урегулировании на Корейском полуострове

686

© 27.04.2019, Давыдов О.В.

Used image from youtube

Завершившийся на днях визит северокорейского лидера во Владивосток и его переговоры с Президентом В.В. Путиным вполне заслуженно привлекли внимание мировых СМИ и международных наблюдателей. И дело не только в том, что это первая поездка Ким Чен Ына в Россию. Она состоялась в то время, когда диалог между КНДР и США по проблеме денуклеаризации основательно застопорился, а межкорейские отношения, которые весьма бурно развивались в прошлом году, также утратили положительную динамику. Взаимные противоречия между договаривающимися сторонами и отсутствие продуктивных идей касательно того, как дальше продвигать процесс избавления Корейского полуострова от ракетно-ядерного оружия, – всё это подводит многих экспертов к мысли о высокой вероятности сползания ситуации к очередному витку конфронтации.

С учетом всех этих обстоятельств, вполне объяснимо, что тема ядерного урегулирования была вынесена на первый план в ходе российско-северокорейского саммита, состоявшегося 25 апреля.

Естественно, никто и не ожидал, что после первого же знакомства лидеры двух стран договорятся о некоей совместной стратегии или предложат комплексный план действий по разрешению проблем полуострова. Впрочем, такая задача изначально и не ставилась: по итогам встречи не было ни двусторонних заявлений, ни каких-либо соглашений. Вместе с тем, важным результатом стала договоренность об уплотнении взаимных консультаций и налаживании координации действий двух стран по широкому спектру вопросов корейского урегулирования с упором на задачи в области денуклеаризации, обеспечения мира и стабильности в этом регионе мира.

Таким образом, сам по себе визит Ким Чен Ына и содержательная часть его переговоров с В.В. Путиным уже стали важным посланием, адресованным другим игрокам на корейской «шахматной доске». Смысл его состоял в том, что Россия является не просто заинтересованной стороной в делах полуострова, но в обстановке наметившегося «кризиса доверия» готова более активно подключиться к «концерту держав» и взять на себя инициативную роль в целях стимулирования мирных процессов.

В настоящее время, как никогда ранее, важно понять, а затем и четко сформулировать те задачи, которые стоят перед участниками переговоров. Безусловно, их главной целью должно являться полное и окончательное уничтожение ракетно-ядерного потенциала КНДР, а также возможные встречные шаги других государств в ответ на разоруженческие меры со стороны Пхеньяна. При этом речь должна идти о совершенно конкретных вещах: отказе от обладания ядерным оружием и баллистическими ракетами любой дальности, включая такие составляющие как ядерные боезаряды и боеголовки, установки по обогащению урана и производству оружейного плутония, запасы расщепляющегося материала. Естественно, Северная Корея должна будет вернуться в ДНЯО в качестве неядерного государства, а также под действие гарантийного соглашения с МАГАТЭ.

Следует сказать, что в перечисленных выше требованиях нет ничего принципиально нового. Все эти моменты ранее были согласованы при участии КНДР и  включены в различные документы, которые остаются в силе и по сей день. Это, прежде всего, Совместное заявление партнеров по шестисторонним переговорам от 19 сентября 2005 года; межкорейская Декларация о денуклеаризации Корейского полуострова, подписанная еще в 1992 году. Поэтому весь вопрос состоит лишь в том, чтобы Пхеньян в качестве первого шага подтвердил приверженность всем ранее взятым на себя обязательствам, что крайне существенно для воссоздания атмосферы доверия вокруг ядерной проблемы.

В настоящее время в экспертных кругах, в том числе и в России, широко обсуждается тема снятия или ослабления тех международных санкций, которые были введены против КНДР резолюциями Совета Безопасности ООН. Указывают, в частности на то, что обширные экономические санкции жестко бьют по интересам простых корейцев, жизнь которых и без того нелегка. Это, конечно, верно. Следует, однако, помнить и о том, что указанные «секторальные» рестрикции, за которые голосовала и Россия, были введены в период с 2016-2017 гг. в связи с крайне опасными и провокационными действиями Северной Кореи – серией ядерных испытаний и пусков МБР.

На данном этапе Пхеньян придерживается добровольно взятого на себя моратория на подобные акции, но, вместе с тем, избегает давать твердые заверения в том, что возврата к прошлому не произойдет. В КНДР до сих пор не признают правомерности санкций Совбеза, которые согласно международному праву являются обязательными для всех государств-членов ООН, называя их «происками враждебных сил» и категорически отказываются их соблюдать.

Думается, что в этих условиях ослабление санкционного режима могло бы стать неоправданной уступкой военным амбициям Пхеньяна и означало бы признание де-факто статуса КНДР в качестве «ядерной державы», а это в свою очередь, существенно осложнило перспективы диалога по денуклеаризации.

Именно поэтому в наших отношениях с Северной Кореей также не должно оставаться неопределенностей. Мы остаемся дружественными странами и неплохими партнерами в решении важных международных, двусторонних и региональных задач – там, где нас связывают общие интересы. Важно, тем не менее, понимать, что эти моменты вовсе не подразумевают безусловной поддержки с нашей стороны позиций КНДР в тех вопросах, где наши приоритеты не совпадают.

Россия как страна-депозитарий ДНЯО видит свою важную роль в том, чтобы совместно с КНР, США и другими членами «ядерного клуба» поддерживать глобальный и региональный режим нераспространения, являющийся краеугольным камнем современной системы международной безопасности. Наша страна в сотрудничестве со своими партнерами готова вести проработку вопросов, связанных с предоставлением КНДР действенных многосторонних гарантий безопасности, как это и было подчеркнуто Президентом В.В. Путиным по итогам саммита во Владивостоке.

Вместе с тем, стратегическим интересам России абсолютно не соответствует присутствие у ее дальневосточных рубежей воинственного «ядерного соседа», чьи мотивы и намерения далеко не всегда прозрачны и понятны.

Помимо крайне опасной военной составляющей подобного расклада риск видится также и в том, что любое снисходительное отношение к намерениям Пхеньяна сохранить свой ядерный потенциал посылает очень неверный сигнал многим авторитарным режимам в развивающихся странах. Прочитывается он следующим образом: если хочешь, чтобы тебя боялись враги и с тобой считались большие державы, создавай ракеты и ядерное оружие. В итоге – перспектива расползания по планете ОМУ и средств его доставки.

Другая угроза связана с высокой вероятностью техногенных аварий и даже катастроф. Ведь наращивание ракетно-ядерных вооружений происходит в изолированной стране с весьма невысоким техническим и технологическим уровнем. На этом фоне внедряемая в КНДР «чучхейская» практика «опоры на собственные силы» и «скоростных боев» в ходе решения сложных оборонных задач, которая неизбежно ведет к нарушениям условий производства, хранения и эксплуатации соответствующих объектов, опасна тем, что, по сути, закладывает здесь мину замедленного действия, способную неожиданно «рвануть» в любой момент. Нет необходимости лишний раз объяснять, что в случае «нештатных» ситуаций на предприятиях ядерного комплекса или ракетных инцидентов последствия для сопредельных с Северной Кореей стран могут оказаться весьма трагическими.

Именно по этим причинам сейчас нужно последовательно и целеустремленно работать на другую альтернативу, которая предполагает верифицируемое и необратимое уничтожение всего ядерного и ракетного оружия в КНДР и установление эффективного мирного режима на Корейском полуострове взамен ныне действующего Соглашения о перемирии. Вполне понятно, что это будет неблизкий и сложный путь, который предстоит пройти, минуя целый ряд промежуточных этапов. Однако для гарантии успеха необходимо располагать внятной «дорожной картой» маршрута, которая могла бы быть подготовлена усилиями всех соседних государств, имеющих ставки в корейских делах, таких как Россия, КНДР, Южная Корея, США и Япония.

Как известно, на саммите во Владивостоке была достигнута договоренность о том, что российская сторона проинформирует Пекин и Вашингтон об итогах состоявшихся бесед и в деталях ознакомит партнеров с нынешними подходами Пхеньяна к решению проблем полуострова. Это свидетельствует о востребованности роли России в качестве одного из новых «модераторов» мирного процесса в Корее, что дает основание рассчитывать на внесение свежей струи в налаживание конструктивного многостороннего диалога.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
22.05.2019

Состоялось заседание Ученого совета Института. В повестке дня – доклад д.и.н., профессора РАН А.В. Ломанова на тему «Китайские реформы на новом этапе преобразований».

подробнее...

20.05.2019

Делегация ИМЭМО РАН приняла участие в международной конференции «Экономическое и торговое сотрудничество под эгидой инициативы “пояса и пути”: взгляд в прошлое и перспективы» (Economic and Trade Cooperation Under the Belt and Road Initiative: Retrospect and Prospect).

подробнее...

Вышли из печати