О перспективах мирного диалога на Корейском полуострове

529

© 16.04.2019, Давыдов О.В.

Evening in Wonsan, DPRK. Photo by Clay Gilliland // www.flickr.com/photos/26781577@N07

В последнее время на Корейском полуострове и вокруг него вновь происходят примечательные события, которые привлекают внимание международных наблюдателей. В КНДР прошел пленум ЦК Трудовой партии Кореи, а вслед за ним – сессия Верховного народного собрания (парламента), в ходе которых была одобрена новая стратегия развития страны, осуществлены крупные кадровые перестановки. В те же сроки Президент Республики Корея совершил широко анонсированный визит в США с целью обсуждения с главой Белого Дома Д. Трампом и его ближайшим окружением перспектив продолжения переговоров с Пхеньяном в интересах свертывания его ракетно-ядерных программ.

Партийно-государственные мероприятия в Пхеньяне стали важным этапом в деле укрепления авторитета Ким Чен Ына и консолидации власти на фоне неудачного для режима американо-северокорейского саммита (Ханой, 27-28 февраля). На сессии ВНС лидер КНДР с большой помпой был переизбран председателем высшего руководящего органа – Государственного Совета. Новым номинальным главой государства стал Чхве Рён Хэ, заменивший Ким Ен Нама, находившегося на этом посту более 20 лет, а новым премьером Кабинета Министров – Ким Чэ Рён. Был существенно обновлен высший эшелон партийного руководства и состав Госсовета теми деятелями, которых Ким Чен Ын хорошо знал лично и которые делом продемонстрировали ему свою преданность.

На прошедших форумах была закреплена «новая стратегия» нацеливающая на задачу построения «мощной экономической державы», которая заменила прежнюю линию – на параллельное хозяйственное развитие и наращивание ядерного потенциала страны. Вместе с тем, вопрос об источниках экономического роста раскрыт не был, что действительно является непростой проблемой в условиях системного кризиса в сельском хозяйстве, острой нехватки продовольствия, обвального сокращения доходов от экспорта по причине обширных международных санкций.

Форумы в Пхеньяне были примечательны не в последнюю очередь тем, что на них Ким Чен Ын впервые дал развернутую публичную оценку итогов своих переговоров с Д. Трампом по теме денуклеаризации и изложил подходы к возможному продолжению диалога на предстоящий период.

Напомним, что на Ханойском саммите руководитель Северной Кореи добивался отмены наиболее жестких секторальных санкций, принятых ранее по линии СБ ООН, в обмен на своё согласие закрыть ядерный реактор - наработчик плутония в Ненбене. США в свою очередь настаивали на заключении всеобъемлющей сделки, предусматривающей возможность снятия всех рестрикций лишь в случае полного отказа КНДР от ядерного оружия и свертывания всех своих ракетно-ядерных программ.

В своем политическом докладе на сессии парламента Ким Чен Ын назвал главной и даже, по его утверждению, единственной причиной срыва переговоров выдвижение американской стороной требований, противоречащих «основным интересам КНДР», а также ее нежелание отказаться от политики санкций.

В сложившейся ситуации Пхеньян, как было подчеркнуто, намерен сохранять приверженность линии на решение всех проблем через диалог с Вашингтоном, однако не собирается идти на какие-либо уступки. Заявив о предпочтительности для страны на данном этапе выжидательной линии, ее «высший руководитель» фактически предъявил своему оппоненту ультиматум. Смысл этого послания состоял в том, что новых компромиссных инициатив со стороны КНДР не будет. Однако не позднее конца текущего года США, как рассчитывают в Пхеньяне, следует внести конструктивные предложения по улучшению взаимных отношений, которые будут приемлемы для Северной Кореи. Было также заявлено, что в случае сохранения нынешней «враждебной политики», якобы проводимой Вашингтоном, на это последует некий жесткий ответ.

При анализе позиций, изложенных Ким Чен Ыном, заслуживает внимание то обстоятельство, что в ходе своих нескольких пространных выступлений, он ни словом не упомянул о задачах денуклеаризации и полностью обошел молчанием вопрос о возможности отказа КНДР от ракетно-ядерного оружия. Более того, в политике руководства страны, по сути, произошла внешне незаметная подмена приоритетов: вместо ядерного разоружения на первый план была выдвинута совершенно иная повестка дня, связанная с актуальными для Пхеньяна задачами нормализации и улучшения двусторонних американо-северокорейских отношений. Всё это, вероятно, свидетельствует о том, что Ким Чен Ын по-прежнему заинтересован в сохранении за страной ядерного статуса и даже в его полном международном признании, ценой минимальных ограничений – отказа от ракетных пусков и ядерных испытаний, а также сдачи части своих установок по производству ОМУ.

Наряду с примечательными северокорейскими делами другим важным событием последних дней стал визит Президента Республики Корея Мун Чжэ Ина в Вашингтон. Его необычность состояла в том, что чуть ли не впервые главы РК и США встретились не столько для обсуждения двусторонней повестки, сколько для координации действий в отношении Пхеньяна.

На этот раз тон задавал южнокорейский лидер. В ходе встреч с Д. Трампом и отдельных бесед с его ключевыми внешнеполитическими помощниками он активно ратовал за то, чтобы в упреждающем порядке пойти на уступки Северной Корее, дабы стимулировать ее интерес к продолжению переговоров по денуклеаризации. И, в частности, не откладывая в долгий ящик, пойти на отмену наиболее жестких экономических санкций с тем, чтобы появилась возможность перезапустить крупные проекты межкорейского сотрудничества, такие как Кэсонский технопарк, туризм в горах Кымгансан, модернизация при содействии Южной Кореи железных и автодорог в КНДР, оказание этой стране масштабной продовольственной помощи. Мун Чжэ Ин также заявил, что он может выступить в качестве посредника в деле налаживания отношений и продвижения диалога между США и Северной Кореей, используя свои добрые связи с Ким Чен Ыном.

Большую часть этих идей американская сторона корректно, но достаточно твердо отвела. Д. Трамп пояснил, что дверь для диалога остается открытой, и он не считает, что ситуация «перешла в стадию цейтнота». Вместе с тем, санкции установлены справедливо, и США не пойдут даже на их частичную отмену или предоставление каких-то иных бонусов КНДР до тех пор, пока та не осуществит полную и верифицируемую денуклеаризацию в соответствии с взятыми на себя обязательствами. Что же касается желания Мун Чжэ Ина выступить в роли «миротворца», то в Вашингтоне, мол, будут этому только рады и предложили ему дополнительно поработать с несговорчивым северокорейским лидером.

Следует сказать, что в те же дни по вопросу санкций совершенно с других позиций и достаточно резко высказались и в Японии. Влиятельные политики этой страны, средства массовой информации призвали Д. Трампа воздерживаться от любых сделок с КНДР, допускающих возможность сохранения там пусть даже и ограниченного ядерного потенциала. В этой ситуации ослабление, а тем более снятие санкций рассматривалось бы японской стороной как путь к дестабилизации региональной ситуации в регионе и признак неспособности США выполнять свою «миссию по сдерживанию Северной Кореи». Все эти мысли о необходимости сохранения и даже ужесточения прессинга, безусловно, улавливаются в Вашингтоне, что естественно влияет на формирование позиций нынешней Администрации.

Здесь важно отметить и то, что в Пхеньяне более чем сдержанно отреагировали на инициативу Мун Чжэ Ина насчёт «посредничества» в целях поиска решения ядерной проблемы. Так, было заявлено, что южнокорейский лидер сильно переоценивает свою международную роль. По словам Ким Чен Ына, ему не нужны никакие брокеры, поскольку у него имеется возможность напрямую общаться с президентом США, минуя третьи стороны.

Что же касается южнокорейского лидера, то ему был дан совет не вмешиваться в дела, которые не относятся к его компетенции, но начать проводить более самостоятельную линию в отношениях с соотечественниками. В этой связи на сессии парламента КНДР была изложена та позиция, что Сеулу в первую очередь следовало бы «отмежеваться от враждебной политики» Вашингтона и приступить к реализации совместных экономических начинаний, предусмотренных положениями межкорейских деклараций, принятых в апреле и сентябре прошлого года.

В общем и целом ситуация на Корейском полуострове после казалось бы положительного рывка, достигнутого в прошлом году, вновь становится противоречивой и сильно запутанной, что не позволяет рассчитывать на скорый результат даже в случае возобновления переговорного процесса. Судя по всему, сегодня потенциал роста напряженности в этом районе далеко еще не исчерпан, хотя очевидно, что любое движение в сторону конфронтации могло бы иметь самые трагические последствия для региональной обстановки.


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
22.05.2019

Состоялось заседание Ученого совета Института. В повестке дня – доклад д.и.н., профессора РАН А.В. Ломанова на тему «Китайские реформы на новом этапе преобразований».

подробнее...

20.05.2019

Делегация ИМЭМО РАН приняла участие в международной конференции «Экономическое и торговое сотрудничество под эгидой инициативы “пояса и пути”: взгляд в прошлое и перспективы» (Economic and Trade Cooperation Under the Belt and Road Initiative: Retrospect and Prospect).

подробнее...

Вышли из печати