Парламентские выборы в Таиланде – впервые за восемь лет

380

29.03.2019, Рогожина Н.Г.

 

Фото с сайта https://www.straitstimes.com/asia/se-asia/

24 марта в Таиланде, второй по величине экономике Юго-Восточной Азии, состоялись выборы в парламент, впервые за восемь лет. До последнего момента сохранялась неуверенность относительно сроков их проведения, поскольку военное руководство страны, захватившее власть в результате военного переворота в мае 2014 г., неоднократно откладывало их под разными предлогами, что давало повод сомневаться в его истинных намерениях вернуть страну на путь демократии.

Почти пять лет в Таиланде существовал жесткий авторитарный режим с характерными для него ограничениями всех политических свобод. Запрет на политическую деятельность был снят только в декабре 2018 г. Тогда партии и приступили к проведению избирательной кампании. Эксперты терялись в догадках относительно исхода этих выборов. Расклад политических сил говорил о сохраняющемся в обществе противостоянии, что в 2011–2014 гг. спровоцировало политический кризис в стране и захват военными власти под предлогом наведения порядка, который они успешно, “поддерживали” почти пять лет, используя репрессивные методы подавления оппозиции.

Однако столь длительное пребывание военных у руля правления страной противоречило традициям политической борьбы – после переворота власть передавалась гражданскому правительству. Поэтому нынешнее военное руководство, легитимность положения которого стала подвергаться сомнению, вынуждено было приоткрыть политическое пространство для проведения всеобщих парламентских выборов.

Игра в демократию потребовала от военных, стремящихся сохранить свое лидирующее положение в политике, определенной подготовки. В 2016 г. была принята новая конституция, обеспечивающая возможность назначать на пост премьер-министра лиц не из числа членов победившей на выборах партии и даже депутатского корпуса. Сохранение этой должности за генералом Прают Чан-Оча, руководителем переворота 2014 г., облегчается тем, что решение о посте премьер-министра, согласно новому законодательству, впервые принимается на совместном заседании двух палат Национальной Ассамблеи – парламента (500 депутатов) и сената (250 сенаторов), состав которого формируется из числа лиц, назначаемых военными. Была изменена и избирательная система, в результате чего понизились шансы крупных компаний на формирование правительства большинства. Ужесточение цензуры использовалось властью для борьбы со своими оппонентами, главными из которых являлись силы, выступающие за демократическое развитие страны и связанные, так или иначе, с фигурой Таксинам Чинавата, бывшего премьер-министра, отстраненного от власти в 2006 г. в результате военного переворота. Ассоциированные с ним партии выигрывали все парламентские выборы, начиная с 2001 г.

И хотя в гонке за места в парламенте приняла участие 81 партия, с 10792 кандидатами, однако главная борьба развернулась между двумя партиями – Пхэа Таи и Паланг Прачарат. И если первая относится к демократическому лагерю (она выиграла последние выборы в 2011 г., в результате чего пост премьер-министра заняла сестра Таксина – Йинглак Чинават), то вторая, недавно созданная при поддержке военных, является сторонницей нынешнего военного руководства и своим кандидатом на пост премьер-министра выдвигает генерала Прают Чан-Оча. Интрига выборов будет сохраняться до 9 мая, когда Избирательная комиссия объявит их окончательные результаты. Столь длительный период времени, который Избирательный комиссия запросила для подсчета голосов, объясняется тем, что власти не хотят будоражить общественное мнение и спровоцировать политический конфликт до проведения официальной церемонии коронации Маха Вачиралонгкорна, назначенной на конец апреля – начало мая.

А причина для беспокойства имеется – предварительные итоги выборов говорят о том, что общество по-прежнему расколото на два лагеря – сторонников и противников парламентской демократии, на защитников и оппонентов власти военных. Согласно предварительным данным, голоса избирателей разделились следующим образом: Пхэа Таи одержала победу в 137-ми избирательных округах (из 360), а Паланг Прачарат – в 97-ми, получив соответствующее число депутатских мандатов. Однако по количеству набранных голосов избирателей (7,7 млн человек) Паланг Прачарат опередила своего главного конкурента, которого поддержало 7,23 млн человек. Поэтому и возник вопрос: какая партия, опираясь на кредит доверия общества, имеет преимущественное право формировать правительство и выдвигать своего кандидата на пост премьер-министра.

И хотя по закону этим правом наделяется партия, набравшая наибольшее число депутатских мандатов, однако в реальности разрешение этой неоднозначной ситуации будет зависеть от ряда факторов. Во-первых, каким будет расклад сил в парламенте после окончательного подсчета голосов с учетом мест по партийным спискам (еще не распределены 150 депутатских мандатов по партийным спискам). Во-вторых, смогут ли партии сформировать коалицию для получения необходимого большинства в парламенте. В-третьих, как проголосует сенат. В-четвертых, какую позицию займет новый король.

По новой избирательной системе для формирования правительства и выдвижения своего кандидата на пост премьер-министра партии необходимо набрать 376 голосов – 50% от общего числа членов Национальной Ассамблеи плюс один голос. Учитывая то, что Сенат состоит в основном из сторонников нынешнего военного руководства, партии Паланг Прачарат необходимо заручиться поддержкой всего 126 депутатов нижней палаты, где она уже имеет 97 мест. А ее конкуренту Пхэа Таи потребуется набрать все 376 голосов (сейчас у нее 137 мандатов), что снижает ее шансы на формирование правительства. Вопрос о получении ею новых мандатов за счет распределения мест по партийным спискам остается пока открытым, поскольку в законе прописаны определенные ограничения, если партия набирает свой численный порог депутатских мандатов в соответствии со сложной формулой пропорционального представительства. И наоборот, депутатский корпус Паланг Прачарат может пополниться новыми членами.

О чем говорят прошедшие парламентские выборы? Произошли изменения в тактике проведения избирательной кампании. Если раньше она строилась на привлекательности фигуры депутата, то сегодня в приоритете оказалась экономика. При этом общая тенденция – популизм выдвигаемых программ. Большинство партий шло под лозунгом снижения налогов, прежде всего для мелкого и среднего предпринимательства. Парадокс ситуации заключается в том, что именно за популизм и разбазаривание государственных средств обвиняли Таксина Чинавата его  непримиримые противники. А сегодня они сами обратились к нему, привлекая электорат обещаниями повысить минимальную заработную плату на 30%, гарантировать цены на рис, каучук и сахар.

И это дало свои результаты, если судить по итогам выборов, на которых прогнозируемый лидер парламентской гонки Пхэа Таи сократила свой электорат. На предыдущих выборах в 2011 г. она набрала 15,7 млн голосов в сравнении с 7,23 млн. на состоявшихся 24 марта с.г. Часть ее электората перешла на сторону конкурента. И это несмотря на то, что пятилетнее правление военных привело к ухудшению жизненного уровня большинства населения. По данным министерства труда, с 2017 по 2018 гг. число безработных возросло на 500 тыс. человек, задолженность домашних хозяйств в соотношении к ВНП составила 77,6%. Таиланд за время нахождения военных у власти превратился в страну с одним из самых высоких в мире показателем социального неравенства. И, тем не менее, отдавая свои голоса за партию Паланг Прачарат, электорат, ее поддержавший, дал “добро” на продолжение экономического курса, взятого военным руководством во главе с генералом Прают Чан-Оча с поправкой на бо́льшую политическую свободу.

Чем это можно объяснить? Консерватизмом населения и его верой в незыблемость власти традиционного политического истеблишмента? Тогда почему ранее значительная часть электората выступала в защиту демократии? Возможно, на политические предпочтения подданных королевства повлиял призыв Маха Вачиралонгкорна отдать свои голоса “хорошим людям”, что в традиционной политической культуре синонимично понятию “традиционный политический истеблишмент”.

Большинство наблюдателей, как и сами участники выборов, указывали на их непрозрачность и на использование властью административных ресурсов для мобилизации общественного мнения в пользу провоенных партий. Поступили сведения о том, что в отдаленных сельских местах, куда были посланы солдаты, людей силой заставляли голосовать за Паланг Прачарат. И все же главная причина ее массовой поддержки – в другом. С ее приходом во власть связывается надежда на обеспечение порядка и стабильности в стране. Люди устали от политического хаоса и массовых беспорядков, являющихся последствиями противоборства сторон на протяжении десятилетия. Гарантия политической стабильности – вот что двигало людьми на выборах. Подогревали общественное мнения и слухи том, что в случае неудачи Паланг Прачарат на выборах, возможен очередной военный переворот. А чтобы повысить шансы этой консервативной партии на победу, накануне выборов был нанести удар по ее соперникам. Решением Конституционного суда была снята с парламентской гонки одна из ведущих партий демократического лагеря – Таи Ракса Чат. Основанием послужило выдвижение ею в кандидаты на пост премьер-министра старшей сестры короля.

Но таиландцы устали не только от политической неразберихи, но и от старых политиков. Демократическая партия, старейшая партия страны, проиграла выборы, прежде всего в Бангкоке, где она всегда пользовалась авторитетом, уступив свои позиции новой прогрессивной партии Анакот Май, более известной как Фьючер Форвард. Созданная по инициативе молодого демократически настроенного бизнесмена-миллионера Танатона Тьенгрунгренгкита, она изначально ориентировалась на молодежь, которая и поддержала ее пятью миллионами голосов, что позволило ей получить 81 депутатский мандат.

Что ожидает Таиланд в ближайшем будущем? На этот вопрос, сегодня никто не может дать однозначного ответа. В ожидании окончательного подведения итогов выборов демократически ориентированные партии во главе с Пхэа Таи объединились для образования коалиции большинства. В ее состав вошла и Фьючер Форвард. Хватит ли у них сил и возможностей для формирования правительства и выдвижения своего кандидата на пост премьер-министра зависит от того, какие силы в парламенте будут им противостоять.

Ключевой фигурой в этой игре за власть может стать Аутин Чарнвиракул, лидер партии Бхумчайтхай, набравшей 3,17 млн  голосов (51 мандат). На чью сторону он станет, пока неизвестно, как и то, какую позицию займет Демократическая партия после ухода в отставку ее лидера Абхисита, который ранее заявлял о том, что не поддержит кандидатуру Прают Чан Оча на пост премьер-министра. Однако учитывая враждебное отношение Демократической партии к Пхэа Таи, союз между ними практически исключен. Скорее она примкнет к Паланг Прачарат, что усилит парламентские позиции этой провоенной партии и даст ей возможность сформировать кабинет.

Но приведет ли это к стабилизации политического положения в Таиланде? Вряд ли, учитывая то, что оппозиция в лице альянса  демократических сил сможет блокировать все решения, принимаемые в нижней палате, включая и формирование бюджета. Последствие – парламентский кризис. По мнению Танатона Тьенгрунгренгкита, лидера партии Фьючер Форвард, “все возможно – и новые выборы, и военный переворот”.

Таиланд может оказаться в ситуации – deja vu.

 


к списку

Комментарии (0)

Нет комментариев

Добавить комментарий







Актуальные комментарии
Новости Института
22.05.2019

Состоялось заседание Ученого совета Института. В повестке дня – доклад д.и.н., профессора РАН А.В. Ломанова на тему «Китайские реформы на новом этапе преобразований».

подробнее...

20.05.2019

Делегация ИМЭМО РАН приняла участие в международной конференции «Экономическое и торговое сотрудничество под эгидой инициативы “пояса и пути”: взгляд в прошлое и перспективы» (Economic and Trade Cooperation Under the Belt and Road Initiative: Retrospect and Prospect).

подробнее...

Вышли из печати