Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

X саммит БРИКС

316

© 10.08.2018, Хорос В.Г., Потапова Е.Ю.

North west from top of the Carlton Centre. (Johannesburg). Photo by Chris Eason // www.flickr.com/photos/mister-e

26-28 июля в г. Йоханнесбурге (ЮАР) состоялся очередной, десятый по счету саммит БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Как всегда, была выпущена обширная декларация, приняты те или иные решения и планы на будущее, прошли пресс-конференции лидеров. Мнения о состоявшемся мероприятии были различны – вплоть до полярных. Президент ЮАР Сирил Рамафоса назвал саммит «самым успешным» в истории БРИКС и даже «возможно, одним из самых успешных саммитов вообще». С другой стороны, в некоторых СМИ говорилось чуть ли не о «провале», хоть и не полном, прошедшей встречи1.

Такие оценки, конечно, выглядят крайностями. X саммит БРИКС, если сравнивать его итоги с прошлыми результатами, обозначил определенные подвижки в деятельности альянса, равно как и проблемы в отношениях между странами-участницами. Кроме того, он имел свои особенности.

На правах председательства представители ЮАР ввели в повестку дня саммита тему Африки. Не случайно саммит был приурочен к столетию со дня рождения Нельсона Манделы. Другие члены альянса поддержали эту инициативу. Так, по дороге на саммит, китайский лидер Си Цзиньпин посетил с деловыми целями Сенегал и Уганду, а индийский премьер Нарендра Моди – ту же Уганду и Руанду. В.В. Путин в переговорах на полях саммита также показал стремление России «вернуться в Африку»,  намечая здесь проекты по сотрудничеству в области сельского хозяйства, освоению водных ресурсов и другие начинания.

На самом саммите ЮАР выступила с предложением создать под ее эгидой организацию миротворческих сил в Африке, на что могли бы быть выделены средства БРИКС. Хотя эта идея была встречена достаточно сдержанно, в целом «африканский вектор» в деятельности БРИКС, можно сказать, утвердился.

До сих пор экономическое присутствие в Африке бывших европейских метрополий больше выражалось в интенсивном извлечении местных природных ресурсов, приносившем мало пользы самим африканцам. Можно надеяться, что страны БРИКС предложат «черному континенту» более справедливую и взаимовыгодную формулу экономического сотрудничества, что будет иметь большое значение не только для Африки, но и для  улучшения делового климата во всем мире, в плане выправления перекосов, обнаружившихся за последние десятилетия в процессе глобализации.

Что еще нового принес саммит-2018? Постепенно активизируются финансовые институты БРИКС. Созданный в рамках альянса в 2015 г. Новый банк развития (НБР) расширяет инвестиции в странах-членах. Уже одобрено 23 проекта на сумму более 5,7 млрд долларов, в том числе в России. Согласно стратегии НБР, общий объем принятых проектов через два года может составить до 44 млрд долларов2. Основным направлением станет финансирование инфраструктурных объектов, а также улучшений экологического порядка, что является чрезвычайно важным для достижения устойчивого развития.

Страны БРИКС планируют увеличивать взаиморасчеты в национальных валютах. Так, НБР рассматривает возможность выпуска рублевых облигаций, а также бондов в юанях для стимулирования экономической кооперации. Растут прямые контакты между финансовыми центрами стран БРИКС. В частности, китайский банк Union Pay International подписал с крупнейшим банком ЮАР Standard Bank договор о совместном выпуске первой локальной карты Union Pay в Южной Африке. Такие карты уже действуют в России, а также в Бразилии, что ускоряет локализацию китайского бизнеса в странах БРИКС. Российский Внешэкономбанк, банки развития в Китае и Бразилии, а также экспортно-импортный банк Индии заключили соглашение о возможном использовании криптовалют для развития цифровой экономики3. Эти и другие решения и планы будут координироваться в рамках создаваемого социального органа – Партнерства БРИКС для Новой промышленной революции, который призван содействовать обмену опытом и наилучшим практикам государственной поддержки цифровой экономики.

В положениях Йоханнесбургской декларации, посвященных международным отношениям, отметим усиление акцентов на проблемах Ближнего Востока. Не случайно саммиту предшествовало консультативное совещание представителей БРИКС на уровне заместителей министров иностранных дел по Ближнему и Среднему Востоку. В Декларации выражена поддержка защите интересов народа и государства Палестины, высказывается озабоченность обострением конфликтов в Йемене и Афганистане. Подчеркивается необходимость политического урегулирования гражданской войны в Сирии через механизмы Женевского процесса и посредничества со стороны ООН, а также переговоров в Астане. Отмечается необходимость реализации так называемого Совместного плана действий по Иранской ядерной программе, иначе сказать, без каких-либо «наказаний» иранской стороны. Точно так же поддерживается перспектива денуклеаризации Корейского полуострова путем мирного, дипломатического и политического урегулирования ситуации.

В Декларации-2018, как и в предшествующих ей, говорится  о неотложности принятия совместных мер против международного терроризма. В этой связи отметим, что в рамках БРИКС условлено создать «форум разведсообществ», который объединит разведки и службы безопасности пяти стран в борьбе с этим мировым злом.

Год назад по инициативе Китая на саммите в Сямэне была выдвинута идея «БРИКС+». Суть ее состоит в том, что каждая из стран, входящих в БРИКС, является ведущей в своем регионе и способна представлять интересы сопредельных государств. Образуется «круг друзей», в той или иной форме вовлекающихся в деятельность БРИКС (так называемый механизм outreach). В числе таких «друзей» могут оказываться страны, сами имеющие влияние в каких-то международных организациях. Так, на саммит-2018 были приглашены Аргентина как председатель «Большой двадцатки»; Индонезия как сопредседатель (вместе с ЮАР) в Новом стратегическом партнерстве стран Азии и Африки, а также член АСЕАН; Египет, возглавляющий «Группу 77 плюс Китай»; Турция как председатель Организации исламского сотрудничества; Ямайка – страна в статусе председателя Карибского сообщества (КАРИКОМ). И этот процесс, который получил название «интеграции интеграций», будет развиваться, хотя и не обязательно – по крайней мере пока – означает пополнение БРИКС новыми полными членами.

В целом нет никаких оснований говорить  о «провале», пусть даже частичном, состоявшегося очередного саммита БРИКС.  Но и «прорывом», как считают некоторые российские СМИ, его не назовешь. Ибо динамика экономической и политической интеграции в рамках альянса могла бы быть более впечатляющей, ибо здесь есть значительные возможности и резервы на будущее.

Например, из общего объема внешних инвестиций БРИКС на входящие в него государства до сих пор приходилось лишь около 6%4. Сохраняется асимметрия в торгово-экономических отношениях (сырье и сырьевые продукты в обмен на промышленные изделия – между, скажем, Бразилией и Россией, с одной стороны, и Китаем, с другой). Хотя о предпочтительности взаиморасчетов в национальных валютах говорится на всех саммитах БРИКС, доля таких расчетов в торговле РФ выросла менее чем на 5%5. По-прежнему достаточно скромны масштабы совместных научных исследований и средств, на них выделяемых. Причем доля России в этой сфере, безусловно, могла бы быть весьма значительной, что укрепило бы ее позиции в БРИКС.

Такого же рода пожелания можно высказать относительно сближения позиций по международным проблемам между странами-членами альянса. Хотя В.В. Путин на пресс-конференции по итогам саммита-2018 заявил, что «основной смысл» Йоханнесбургской декларации «заключается в неприятии экономических санкций и применения силы» в нарушение Устава ООН6, даже сам термин «санкции» в Декларации отсутствует, что вряд ли случайно. Между тем применение санкций – как экономических, так и политических – становится все более характерным в современных международных отношениях со стороны некоторых стран (прежде всего США), претендующих на глобальное доминирование. Поэтому в данном вопросе незападным странам просто необходима солидарность.

Все эти изъяны и трудности в процессе развития интеграции в БРИКС имеют различные причины. Одна из них – проблемы внутреннего  порядка в тех или иных странах. Так, в Бразилии уже второй год наблюдается политический кризис, связанный не только с вынужденным уходом прежней власти, но  и с непрочностью и уязвимостью власти, пришедшей ей на смену. Похожий политический кризис в ЮАР осложнился радикальной земельной реформой, затеянной новым президентом и могущей привести к опасным социальным последствиям. Сохраняются противоречия в отношениях между Индией и Китаем, хотя и не в столь острой форме, как в предыдущие годы. Тем не менее, эти проблемы представляются временными и преодолимыми.

Ручательство тому – постоянное расширение, год от года, различного рода контактов и встреч между представителями стран БРИКС – министрами, дипломатами, экспертами, социальными и культурными работниками и т.п. Если перед саммитом в Сямэне было порядка 40 таких встреч и контактов, то к Йоханнесбургу прошло 112 мероприятий. Среди них – совещания политиков, экономистов, финансистов, юристов, ученых, работников образования, врачей, профсоюзных деятелей, молодежные форумы и прочее, и прочее. И такое многостороннее общение имеет большой смысл. Ведь страны БРИКС очень разные, отличающиеся по многим политическим, экономическим и цивилизационным критериям. Сближение их не может не проходить постепенно,  так же как постепенно расти взаимопонимание. Но зато тем прочнее будет складываться их международный союз.

Йоханнесбургский саммит имел немало откликов в мировых СМИ. В странах БРИКС, а также в ряде азиатских и африканских стран, они, естественно, были благожелательны. Что касается западных СМИ, то некоторые суждения были достаточно объективны. Например, американская газета «National Interest» констатировала: БРИКС «превратился в незападный концерн крупных держав, сосредоточенных на собственных приоритетах, а не на целях Вашингтона или Брюсселя». А известный американский историк и политолог Стивен Коэн в интервью на радио высказал предположение, что «в геополитической перспективе ШОС и БРИКС станут площадкой, на которой будет реализован проект «великого треугольника» – России, Индии и Китая». Но более характерными были недоброжелательно-иронические оценки. «Как и большинство семей, блок БРИКС не так счастлив, как кажется со стороны», – этот отзыв американской газеты «The  Wall Street Journal» вполне отражает отношение к незападному альянсу как многих западных политических наблюдателей, так и политиков.

Однако, несмотря на этот внешне демонстрируемый скепсис, некоторые западные лидеры не могут не видеть растущие потенции БРИКС и предпринимают попытки как-то ослабить или расколоть его. В частности, США пытаются играть на несогласиях Индии с Китаем, а также нарушить связи Индии с Россией. Речь идет о создании так называемого «алмаза-четырехгранника демократии» Индо-Тихоокеанского региона (США,  Япония,  Австралия и США), долженствующего противостоять Китаю. Между тем раскол сегодня происходит на самом Западе.

На этом фоне прошедший саммит и вся деятельность БРИКС приобретают дополнительный смысл. Как отметил на круглом столе в Международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня» исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС Г. Толорая, «настал тот момент, когда БРИКС должен заявить о себе в новом качестве – не просто как платформа выражения интересов ограниченной группы быстроразвивающихся стран, а как движущая сила становления многополярного и стабильного мирового порядка»7. Можно сказать, что саммит-2018 вполне ложится в эту перспективу.

Примечания:

1 http://polit-mir.ru/yuar---vinovnitsa-provala-sammita-briks-17733.html

2 http://tass.ru/economica/5408369

3 https://bit.ly/2AblUMg

4 http://globalaffairs.ru/global-processes/BRIKS-na-puti-k-mezhtcivilizatcionnomu-soyuzu-18940  

5 http://tass.ru/ekonomika/5408369

6 http://путин.ru-an.info/...

7 https://interaffairs.ru/news/show/20251


к списку



Комментарии к этой странице: