Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Круглый стол «Проблемы стратегии и безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе. Четырехсторонний диалог США, Японии, Индии, Австралии»

3189

13 июня 2018 года в ИМЭМО РАН состоялся круглый стол Совета молодых ученых и аспирантов на тему «Проблемы стратегии и безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе. Четырехсторонний диалог США, Японии, Индии, Австралии».

В ходе круглого стола дана оценка позиций и интересов сторон, участвующих в «четырехстороннем диалоге», выявлены проблемы и ограничения расширения взаимодействия «четверки» в Индо-Тихоокеанском регионе, дан прогноз последствий этого процесса для региональной политики и безопасности.

Модератор круглого стола с.н.с. Группы экономики и политики Японии Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН, к.полит.н. К.Р. Вода проанализировала зарождение и развитие формата, начало которому было положено в 2007 г., когда состоялась первая встреча представителей МИД США, Японии, Австралии и Индии. Несмотря на то, что в 2008 г. «четырехсторонний диалог» был приостановлен по причине выхода из него Австралии, с тех пор между странами активно развивалось взаимодействие в военной и военно-морской сферах, включая консультации в двустороннем и трехстороннем форматах, проведение военно-морских учений. После возобновления «четырехстороннего диалога» в ноябре 2017 г. в центр дискуссии были поставлены такие вопросы, как поддержание основанного на правилах порядка в Азии, свобода судоходства и пролетов, обеспечение региональной безопасности, включая меры по борьбе с терроризмом, нераспространение оружия массового уничтожения, обеспечение безопасности на море. К.Р. Вода обратила внимание на то, что в качестве идеологической основы объединения «четверки» была заявлена идея «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», которую дополнили заверения в приверженности общим ценностям и лозунги о необходимости «поддержания основанного на действующих правилах порядка мореплавания». Особый интерес будут представлять попытки «четверки» дополнить сотрудничество в оборонной сфере совместными проектами в области экономического и инфраструктурного развития Индо-Тихоокеанского региона, призванными стать альтернативой китайской инициативе «Один пояс, один путь». 

Доцент МГИМО МИД России, к.полит.н. И.А. Истомин дал оценку подходам США к региональной проблематике. Он отметил, что с приходом администрации Д.Трампа США значительно ужесточили свою политику в отношении Китая. Наряду с требованиями к Китаю сократить торговый дефицит с США предпринимаются попытки ограничить амбициозную программу технологического перевооружения китайской экономики. Кроме того, США демонстрируют готовность наращивать военно-морское присутствие в Индо-Тихоокеанском регионе, в частности, планируют увеличить численность американских морских пехотинцев в Австралии. При этом США видят себя в роли мультипликатора силы: наращивая свое присутствие, они вместе с тем рассчитывают на то, что основные издержки по сдерживанию Китая будут нести региональные игроки. Кроме того, США заявляют о намерении противодействовать «долговой кабале», которой, по мнению американцев, Китай связывает государства Индо-Тихоокеанского региона. Для реализации инициатив, альтернативных китайским проектам, США стремятся привлечь ресурсы международных финансовых институтов и средства союзников, видя себя в роли координатора совместных усилий. 

По мнению И.А. Истомина, для США «четырехсторонний диалог» не является центральным элементом индо-тихоокеанской стратегии, где ключевое значение по-прежнему имеет система двусторонних союзов. При этом американское экспертное сообщество в целом приветствует данный формат, который, по их мнению, не угрожает лидерству США в двусторонних союзах, но повышает совокупный потенциал, который союзники и партнеры могут противопоставить Китаю.

Старший преподаватель Дипломатической академии МИД России, научный сотрудник Института востоковедения РАН, к.и.н. О.А. Добринская раскрыла позицию Японии в отношении «четырехстороннего диалога». Во-первых, с помощью многостороннего механизма сотрудничества, которым является «диалог», Япония стремится больше вовлечь США в региональные дела. Во-вторых, в случае снижения американского интереса к региональной проблематике Япония может продемонстрировать лидерство в налаживании сотрудничества между союзниками и партнерами США. Именно японский премьер-министр С. Абэ еще во время своего первого срока в 2006-2007 гг. был инициатором сближения США, Японии, Австралии и Индии. В развитие этой идеи после повторного прихода к власти в 2012 г. Абэ выступил с концепцией «ромба безопасности», согласно которой указанные страны призваны играть ведущую роль в обеспечении безопасности Индо-Тихоокеанского региона и создавать противовес растущему влиянию Китая. В-третьих, Япония использует данный формат для получения политической поддержки своих инициатив, связанных с инфраструктурным развитием региона. 

Как считает О.А. Добринская, обнародование Китаем инициативы «Один пояс, один путь» заставило Японию начать поиск собственного ответа, которым стала концепция «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона», объявленная С. Абэ в 2016 г. В рамках этой стратегии планируется реализация инфраструктурных проектов, на финансирование которых будут направлены средства по линии японской Официальной помощи развитию. По мнению О.А. Добринской, перспективы «четырехстороннего диалога» во многом будут связаны с судьбой политического руководства Японии. В случае досрочного ухода С. Абэ со своего поста будущее формата остается под вопросом. Кроме того, отказ или нежелание участников обеспечить экономическую наполненность формата рискует превратить его в очередную диалоговую площадку, не способную справиться с возложенными на нее задачами. 

Научный сотрудник Сектора международных организаций и глобального политического регулирования Отдела международно-политических проблем ИМЭМО РАН, к.и.н. А.В. Куприянов в своем выступлении отметил, что для Индии формат «четырехстороннего диалога» не является центральным элементом региональной стратегии, поскольку традиционно большее значение для нее имеют двусторонние отношения с региональными игроками, прежде всего с США и Японией. Кроме того, противостояние Китаю не является экзистенциальной задачей Индии, т.к. существующие между странами противоречия не являются неразрешимыми; более того, Пекин и Нью-Дели переживают сейчас период улучшения отношений. Нежеланием совершать действия, которые могли бы повлечь критику Китая, в частности, обосновывается отказ Австралии в участии в военно-морских учениях «Малабар». По мнению А.В. Куприянова, Индия не намерена нарушать важнейший принцип своей внешней политики – «стратегическую автономность», – и вступать в военно-политические блоки. «Четырехсторонний диалог» интересен Индии прежде всего с точки зрения подтверждения его сторонами приверженности открытому, транспарантному и инклюзивному миропорядку в Индо-Тихоокеанском регионе. При этом интересы Индии в регионе ограничиваются пространствами Индийского и западной части Тихого океана, где она стремится утвердить свое культурное и экономическое присутствие. С этой точки зрения ключевое значение для Индии приобретают отношения с АСЕАН, и в частности, с Индонезией. 

Младший научный сотрудник Сектора международных организаций и глобального политического регулирования Отдела международно-политических проблем ИМЭМО РАН А.А. Алешин, говоря о приоритетах Австралии в Индо-Тихоокеанском регионе отметил, что участие в «четырехстороннем диалоге» позволяет этой стране играть в регионе более заметную роль. Также риторика формата соответствует австралийскому видению региональной проблематики; «четырехсторонний диалог», по мнению австралийцев, может способствовать укреплению международного права, морской безопасности и противодействию терроризму. Кроме того, Австралия заинтересована в усилении регионального влияния США, будущее которого стало неопределённым. Большие надежды в Австралии связывают с укреплением связей с Индией, чей растущий экономический потенциал может способствовать диверсификации австралийской торговли и снижению зависимости от Китая. Наконец, расширение взаимодействия «четверки» в экономической сфере может привести к активизации развития инфраструктурных и инвестиционных проектов в южной части Тихого океана, что соответствует амбициям Австралии, стремящейся к роли регионального лидера.

По мнению А.А. Алешина, расширение взаимодействия в рамках «четверки» отвечает стремлению австралийцев уравновесить влияние Китая – крупнейшего торгового партнера, способного оказывать воздействие практически на все международные интересы Австралии. В 2008 г. Австралия вышла из «четырехстороннего диалога» именно из-за опасения ухудшения отношений с Китаем. Однако с тех пор между странами усилились противоречия, связанные с ростом экономической зависимости Австралии от Китая, попытками со стороны КНР оказывать влияние на австралийскую внутреннюю политику, опасениями по поводу усиления китайского присутствия на юге Тихого океана. Вместе с тем в австралийской политической среде по-прежнему существуют серьезные разногласия относительно целесообразности наращивания сотрудничества в рамках «четверки» из-за нежелания провоцировать Китай. 

Эксперт Центра стратегических разработок А.П. Цветов дал оценку подходов АСЕАН к «четырехстороннему диалогу». По его мнению, сближение в рамках «четверки» отвечает на стремительно растущий в странах Юго-Восточной Азии запрос на меры по сдерживанию Китая. При этом усилия по социализации КНР через многостороннюю систему безопасности и существующие методы сдерживания оказались неэффективными. Как отметил А.П. Цветов, для отдельных стран АСЕАН, например, Вьетнама, сотрудничество с «четверкой» представляет интерес с точки зрения привлечения дополнительных ресурсов для укрепления собственной обороноспособности. Кроме того, некоторые страны АСЕАН заинтересованы в интернационализации проблем региона за счет втягивания дополнительных игроков, таких как Япония, Индия и Австралия. Это, по их мнению, привлечет внимание к региональной проблематике и даст им возможность получить поддержку более крупных держав. Вместе с тем, как считает А.П. Цветов, развитие «четырехстороннего диалога» будет означать дальнейшее размывание мультилатерализма в АТР и системы безопасности, построенной на АСЕАНовских институтах. Расширение взаимодействия в рамках «четверки» приведет к большей поляризации региона, что и далее будет подрывать позицию АСЕАН как «центрального элемента» региональной архитектуры безопасности и развития, и нанесет урон по имиджу АСЕАН как гаранта мира и сотрудничества в регионе.

Доцент, научный сотрудник МГИМО МИД России, к.полит.н. А.А. Киреева проанализировала взгляды Китая на сближение «четверки». Официальная китайская риторика демонстрирует негативное отношение к «четырехстороннему диалогу»: в Пекине полагают, что он направлен на окружение и сдерживание Китая. Кроме того, Китай выступает против возможного расширения диалога за счет включения в него других игроков, что, по его мнению, может привести к созданию полноценной антикитайской коалиции. С точки зрения Китая индо-тихоокеанская стратегия США через создание эксклюзивных альянсов провоцирует конфликты и напряженность, способствует милитаризации региона. В этих условиях Китай занимает оборонительную позицию, защищая свою территорию и интересы. 

При этом в китайской научно-экспертной среде состоятельность и перспективы развития «четырехстороннего диалога» подвергаются сомнению: во-первых, его участники не способны обеспечить наполнение экономических и инфраструктурных проектов и тем самым создать альтернативу китайской инициативе «Один пояс, один путь». Во-вторых, у «четверки» отсутствует единый подход и целостная стратегия в Индо-Тихоокеанском регионе. В-третьих, поскольку для всех участников «четырехстороннего диалога» КНР является ключевым торговым партнером, они не будут ставить под угрозу эти отношения, участвуя в антикитайском военном альянсе.

Как отметила А.А. Киреева, в Китае уверены, что сдержать развитие КНР «четверке» не удастся. В Пекине заинтересованы в продвижении инициативы «Один пояс, один путь», через которую Китай будет стремиться выстроить пояс дружественных государств, от которых за счет тесных экономических связей он будет добиваться уступок. Кроме того, Китай намерен развивать свои возможности в военно-морской сфере, включая строительство глубоководного флота и его вывод на дальние рубежи. С этой точки зрения ключевое значение имеет Индийский океан, где КНР будет наращивать свое присутствие. В политической сфере Китай будет пытаться ослабить американские альянсы там, где это возможно. В этом плане Австралия является потенциально «слабым звеном» в формирующемся четырехстороннем формате. В целом стратегия Китая заключается в формировании нескольких рубежей обороны вокруг своих границ, на которых будут размещаться новые виды вооружений. Тем самым КНР будет все больше изменять региональный порядок с целью обеспечения в нем доминирующих позиций. 

Круглый стол завершился дискуссией, в ходе которой участники и гости мероприятия обсудили перспективы развития международных отношений в Индо-Тихоокеанском регионе. 


к списку



Комментарии к этой странице: