Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

К итогам межкорейской встречи в верхах

1038

© 29.04.2018, Давыдов О.В. 

 

Первый за 11 лет межкорейский саммит, состоявшийся в пограничном местечке Пханмунджом, был с самого начала преисполнен моментами символического характера, над чем, видимо, потрудились оба руководителя. Неожиданно для протокольных отделов двух стран, Ким Чен Ын пригласил своего визави переступить границу, чтобы на короткое время тот оказался на стороне КНДР. А уже затем рука об руку они перешли в южнокорейский сектор. Таким образом, Ким Чен Ын стал первым северокорейским лидером, который побывал в Республике Корея, хотя переговоры и происходили в нескольких десятках метров от военно-демаркационной линии. Президент РК тут же интерпретировал этот факт словами о том, что отныне Пханмунджом становится символом мира, а не раскола.

Не менее эмоциональной получилась и завершающая часть блиц-визита – официальный обед от имени президента РК, который, как можно заключить из репортажей прессы, больше напоминал встречу добрых друзей, нежели заклятых врагов. Мун Чжэ Ин прямо заявил, что переговоры были предельно искренними, и два лидера говорили на одном языке. «Мы вступили на новый путь, который принесет нам избавление от облаков войны, обеспечит народу мир, процветание и сосуществование».  Эти мысли подхватил и Ким Чен Ын, который в свою очередь подчеркнул, что он счастлив, воочию убедившись в том, что корейская нация – это одно целое, которая не может и не должна быть разделена. Опять же по сообщениям прессы, супруги лидеров обнимались как родные сестры, которые нашли друг друга после долгой разлуки.  Все закончилось совместным исполнением народной песни «Ариран», одинаково популярной и на Юге, и на Севере.

Главным субстантивным итогом встречи стало подписание предельно насыщенной важными договоренностями Совместной «Декларации мира, процветания и объединения Корейского полуострова», которая содержит обширную программу действий двух стран в самых различных областях.

Естественно, наибольший интерес представляет часть документа, включающая согласованные позиции по военно-политическим вопросам. Документ начинается с торжественного заявления лидеров двух стран «перед лицом корейского народа и всего мира» о том, что на Корейском полуострове «никогда больше не будет войны – и таким образом откроется новая эпоха мира». В развитие этого руководители взяли на себя обязательство в кратчайшие сроки избавиться от реликтов холодной войны, выражающихся в национальном расколе и конфронтации. В этих целях они договорились о следующем.

1. Наладить механизм регулярных встреч по линии военных властей от уровня министров обороны и ниже для своевременного решения всех вопросов по военной линии, которые только могут возникнуть.

2. Стороны подтверждают, что заключенное в прошлом Соглашение о ненападении остается в силе, что исключает возможность использования военной силы одной стороной против другой.

3. Север и Юг договорились осуществить взаимное разоружение на поэтапной основе, а также по мере ослабления военной напряженности и восстановления доверия в военной области.

4. Будут полностью прекращены все враждебные действия с каждой из сторон – на суше, в воздушном и морском пространствах, могущие стать источником военной напряженности и конфликтов. В этом контексте достигнута договоренность о превращении ДМЗ в зону мира, что, в частности, предполагает прекращение (начиная с 1 мая) пропагандистских передач через громкоговорители и засылку «подрывных» листовок через границу.

5. Условлено выработать практический план превращения районов, прилегающих с обеих сторон к Северной разграничительной линии (морской границе) в Желтом море в мирную зону в интересах недопущения там случайных военных столкновений и гарантий безопасности рыболовства для судов как Севера, так и Юга.

В числе других мер улучшения отношений, упоминаемых в Декларации, названы: развертывание политического диалога на всех ступенях, включая регулярное проведение встреч на высшем уровне; создание офиса связи в северокорейском Кэсоне; поощрение сотрудничества, обменов, визитов и контактов между людьми; восстановление контактов по линии обществ Красного Креста, в том числе и для содействия организации встреч членов разделенных семей; развитие инфраструктурных проектов, прежде всего, современного железнодорожного пути от Сеула через Пхеньян до г. Синыйчжу на границе с КНР.

Одним из важных разделов Совместной декларации стала тема установления «постоянного и прочного режима мира» на Корейском полуострове взамен соглашения о перемирии. В этих целях стороны предлагают организовать трехсторонние (две Кореи и США) либо четырехсторонние встречи (те же участники плюс Китай) с целью объявить об окончании Корейской войны, договориться о замене соглашения о перемирии мирным договором, и установлении соответствующего режима мира на полуострове.

Политическая элита РК уже довольно скептически отнеслась к этим идеям – тем более, что стороны пока не смогли предложить никаких конкретных схем для достижения этой непростой проблемы, которая безуспешно маячит вот уже около 65 лет. Для всех, кто реалистично оценивает ситуацию, понятно, что ни о каком прочном мире речь идти не может, пока не решены главные вопросы – об установлении межкорейского доверия, взаимного признания КНДР и РК в качестве суверенных государств, прекращения военного противостояния между ними, а главное – урегулирования ядерной проблемы.

Между тем, как раз по последнему вопросу соответствующее положение Декларации было сформулировано предельно лапидарно и расплывчато. Стороны, как вытекает из документа, подтвердили общую цель движения к безъядерному статусу Корейского полуострова посредством полной денуклеаризации. При этом они выразили мнение о том, что шаги, уже предпринятые КНДР (видимо, подразумевается, что принятое накануне визита решение Ким Чен Ына прекратить все ракетные и ядерные испытания и даже закрыть полигон для проведения последних) имеет существенное и ключевое значение для достижения этой цели.

Но именно в этом решении, объявленном на пленуме Трудовой партии Кореи ни словом не говорится о денуклеаризации. Весь смысл его выступления состоял в том, что КНДР настолько успешно прошла процесс разработки и вооружения ядерным  оружием и средствами-носителями, что ей более не нужны какие-либо новые пуски и испытания. Именно такой подход дает основания полагать, что в КНДР и в РК осуществление денуклеаризации понимается по-разному, и отсутствие общей точки зрения вынудило прибегнуть к нарочито беззубым и бессодержательным формулировкам.

У многих въедливых наблюдателей уже возникает вопрос – а зачем вообще Ким Чен Ын приезжал в Пханмунджом для встречи с Мун Чжэ Ином? Все вопросы (кроме ядерного) неоднократно обсуждались в прошлом в различных форматах, но результатов это не принесло – как в силу глубоких противоречий между сторонами, так и по причине периодических перепадов в отношениях: от переизбытка дружеских чувств, до приливов острой враждебности. Да и сейчас многие положения Декларации неосуществимы, хотя бы потому, что в отношении КНДР действуют санкции Совбеза ООН, а также довольно жесткие рестрикции, введенные Южной Кореей еще в 2010 г. после ряда вооруженных стычек между сторонами.

Первое, что можно предположить – КНДР терпит все более ощутимый ущерб от ужесточающихся международных санкций, и северокорейский руководитель теперь лично вынужден примеривать на себя маску «миротворца», чтобы в обмен на определенные уступки попытаться «развести» своих оппонентов и добиться  ослабления санкционной удавки.
Некоторые комментаторы озвучивают схожую версию, состоящую в том, что Ким Чен Ын, которому наскучила роль всевластного «затворника», решил осуществить выход на мировую арену. Цель – показать, что он является цивилизованным лидером нормального государства, а не «толстым коротышкой с ракетой», как его в свое время назвал Д. Трамп.(«short fat rocket man»).

Однако можно предположить, что главные мотивы начала бурной международной деятельности северокорейского лидера имеют и более глубокую подоплеку. И недавняя поездка в Китай, и нынешняя встреча с президентом РК, в ходе которых ему была оказана взвешенная поддержка, становятся компонентами того фундамента, на котором Пхеньян хотел бы выстроить «Большую ядерную сделку» с США по аналогии с известными американо-индийскими договоренностями в ядерной области (конечно, в том случае, если анонсированная встреча Ким Чен Ына с Д. Трампом все же состоится). Причем, согласно логике северокорейцев, ее непременными элементами должны стать сохранение у КНДР уже созданного ракетно-ядерного потенциала в обмен на отказ от дальнейших ракетно-ядерных экспериментов – возможно, ликвидацию каких-то второстепенных объектов соответствующей инфраструктуры и демонстрацию впредь поведения, соответствующего облику  «достойной ядерной державы».

Если вышеизложеное соответствует действительности, то остается только наблюдать за тем, как на эти заходы будет реагировать глава американской администрации, который не единожды заявлял, что Вашингтон будет устраивать только полная, верифицируемая и необратимая денуклеаризация Северной Кореи, а не варианты сокрытия ядерного оружия в том или ином виде.

 


к списку



Комментарии к этой странице: