Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

К итогам 25-го Саммита АТЭС в Дананге


© 13.11.2017, Федоровский А.Н.

The Dragon Bridge, Da Nang, Vietnam by lightwrite // www.flickr.com/photos/lightwrite

Анализ первых итогов юбилейного 25 Саммита АТЭС, прошедшего 10-11 ноября 2017 г. в Дананге (Вьетнам), позволяет сделать ряд предварительных выводов. Они касаются как результатов официальной повестки дня, так и дипломатических переговоров, дискуссий и комментариев, сопровождавших это событие. Встречи, традиционно проходившие «на полях» форума, также имеют большое значение с точки зрения перспектив развития регионального экономического сотрудничества.

На Саммите была принята Декларация 25-й встречи лидеров экономик АТЭС, в которой подчеркивается, что руководители стран региона провозгласили девизом своего саммита «С новой динамикой – к общему будущему». Однако, если в отношении потребности обеспечения новой динамики было проявлено полное взаимопонимание, то относительно механизмов достижения общего будущего такого единства уже не наблюдалось. Согласия и разночтения, проявившиеся между странами, в той или иной форме нашли свое выражение в тексте декларации.

Прежде всего Декларация отметила фундаментальную трансформацию «регионального и глобального ландшафта», сопровождающуюся «появлением множества масштабных вызовов и возможностей». Была выражена общая «озабоченность в связи с ростом террористической угрозы в регионе АТЭС». В этом контексте упоминается ИГИЛ, «Аль-Каида», иные террористические организации, перемещения иностранных боевиков-террористов, а также источники их финансирования.

Особо выделено то обстоятельство, что «Четвертая промышленная революция» и технологические достижения меняют характер трудовой деятельности». Появляются новые возможности роста, но возникают риски, в том числе, в социальной сфере. Так, прорывные цифровые технологии могут иметь «далеко идущие деструктивные последствия для производительности, занятости и благополучия населения». Отмечается, что некоторые профессии вовсе потеряют свою актуальность или существенно сократят свой контингент. Например, «во Вьетнаме под угрозой увольнения в связи с автоматизацией находится порядка 75% работников в сфере электроники и 86% в сфере производства одежды и обуви».

В результате этих процессов «все большее число работников будет трудиться на основе негарантированной занятости», т.е. заниматься индивидуальной трудовой деятельностью и выступать в качестве неоплачиваемых работников семейных предприятий. Декларация обращает внимание, что на эту группу занятых уже сейчас приходится 50% работающего населения Юго-Восточной Азии.

Таким образом, (Декларация при этом ссылается на исследования Д. Родрика 2015 г.) развитие технологий способно «лишить бедные экономики возможности экономического развития, что повлечет за собой углубление неравенства и «цифрового разрыва». Все это может привести к «преждевременной деиндустриализации» многих развивающихся экономик.

Отмечая все эти проблемы, региональные лидеры определяют основные векторы развития: интеграция и повышение качества роста членов АТЭС; энергетическая безопасность; совершенствование регионального рынка продовольствия; повышение возможностей использования потенциала малого и среднего бизнеса (кроме того, в заявлении упоминается микро-бизнес); развитие человеческого капитала; развитие и модернизация инфраструктуры и финансового сектора. Отмечая потребность в сбалансированном, инклюзивном и устойчивом росте, в Декларации подчеркивается злободневность повышения в регионе качества жизни и обеспечения социального равенства. Доступ женщин, молодежи и лиц с ограниченными возможностями к деловой активности призван придать импульс экономическому росту и улучшить социальную среду. Достижения сдвигов в этой области в принятом документе связывается с необходимостью активизировать усилия по повышению уровня образования. Речь идет о гарантии его доступности, а также о формировании системы обучения и переподготовки на протяжении всего цикла активной жизнедеятельности. Отдельно отмечается потребность поддержания распространения знаний в области математики, точных наук и инженерных специальностей. Важной сферой, требующей активной поддержки и регионального сотрудничества, названа медицина, призванная кардинально улучшить качество жизни.

Вместе с тем все это, практически дословно, упоминалось в Лимской Декларации лидеров АТЭС в 2016 г. В то же время следует признать, что данные решение упомянутых задач объективно сохраняет свою актуальность, а потому оправдано перенесено в текст Декларации 2017 г. Что существенно отличает Декларацию, принятую в Дананге от документов, одобренных в Лиме, так это гораздо более сдержанная характеристика перспектив интеграции в АТР.

В принятом в Дананге итоговом документе декларируется необходимость создания «движущих сил региональной экономической интеграции», а также продвижения «свободной и открытой торгово-экономической деятельности». Часть предлагаемых мер связана с реализацией к 2020 г. Богорских целей по либерализации торговли и инвестиционных обменов в регионе. Механизмы этой работы подробно прописаны и понятны. Также ясны задачи, хотя и достаточно трудно выполнимые, по свертыванию искажающих рынок субсидий и других видов поддержки. Кроме того, лидеры АТЭС приветствовали принятие Дорожной карты АТЭС по Интернет и цифровой экономике и Рамочный документ АТЭС по облегчению трансграничной электронной коммерции. Наконец, заявлено стремление к 2025 г. повысить конкурентоспособность экономик АТЭС в сфере услуг, намерение интенсифицировать усилия «по преодолению барьеров, препятствующих конкуренции или торговле на соответствующих рынках». Здесь же следует упомянуть пожелание добиться того, «чтобы к 2025 г. число туристов, посетивших АТЭС достигло 800 млн человек».

В то же время обращает на себя внимание появления тезиса о том, что «мы будем совместно работать, для того, чтобы сделать торговлю более инклюзивной, поддерживать возможности по доступу к рынкам и решать проблему нечестной торговли», что можно расценить как уступку позиции американской делегации, возглавляемой Д. Трампом.

Между тем одобренная в прошлом году в Лиме Декларация о Азиатско-тихоокеанской зоне свободной торговле (АТЗСТ) не получила на Саммите 2017 г. сколько-нибудь определенного продолжения. На фоне заверений «работать совместно над совершенствованием деятельности ВТО», прозвучал лишь призыв «добиваться дальнейшего прогресса … в будущих переговорах по выходу на высококачественное всеобъемлющее соглашение о свободной торговле». Одновременно члены АТЭС отметили «важность двусторонних, региональных и плюрилатеральных соглашений», обязавшись «работать над обеспечением того, чтобы они дополняли многосторонние торговые соглашения».

По сути это означает, что пока страны АТЭС не готовы заключить общее для региона соглашение и готовы присмотреться к тому, как будут реализовываться альтернативные проекты. В частности, «на полях» Саммита в Дананге одиннадцать стран заявили о своем намерение добиться воплощения на практике концепции Транстихоокеанского партнерства без США (после принятого администрацией Д. Трампа решения выйти из проекта). Одобрено внесение коррективы в название проекта, который теперь именуется «Всеобъемлющее прогрессивное Транстихоокеанское партнерство». Термин «всеобъемлющее» подразумевает не только торговое сотрудничество, но и инвестиционные обмены, защиту интеллектуальной собственности и т.д. Появление термина «прогрессивное» объясняется участниками соглашения намерением сделать его, по словам министра экономики, торговли и промышленности Японии Тосимицу Мотэги «самым передовым по сравнению с другими существующими в мире». Как рассчитывает Т. Мотэги и его единомышленники, «создание ТТП-11 приведет к воссозданию ТТП-12 и даже к расширению соглашения».

Вместе с тем следует учитывать наличие альтернативных проектов, включая Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП), Китайский проект «Один пояс – один путь». Страны-члены АСЕАН также намерены укреплять региональный интегрирующий потенциал свой организации. Администрация Д. Трампа, по всей видимости, намерена повысить отдачу прежде всего от двусторонних экономических соглашений. В этом контексте многое будет зависеть от того как двусторонние американо-китайские экономические переговоры и возможные соглашения смогут повлиять на ход интеграционных процессов в АТР.

В свою очередь в статье к Саммиту АТЭС 2017 г. «XXV саммит АТЭС в Дананге: вместе к процветанию и гармоничному развитию», президент РФ В.В. Путин, упомянув стремление России поддержать «идею формирования Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли», отметил соглашение Евразийского экономического союза с Вьетнамом, завершение переговоров по Соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем, начало переговоров с Сингапуром, проработку возможности «заключения соглашения о свободной торговле с АСЕАН». Кроме того, в статье выдвигается идея создать Большое евразийское партнерство «на базе Евразийского экономического союза и китайской инициативы «Один пояс – один путь».

Пока трудно предсказать, в какой мере удастся в рамках АТЭС синтезировать высказанные предложения. В Декларации подтверждается «сохранение за форумом АТЭС роли основного двигателя регионального и глобального роста и интеграции, ведущего фактора в формировании региональной экономической архитектуры», приветствуется создание специальной «Группы по видению будущего АТЭС, призванной содействовать старшим должностным лицам в выработке концепции деятельности Форума АТЭС в период после 2020».  Предстоящие два года будут показательны, с точки зрения эффективности практической работы по выработке в рамках АТЭС концепции интеграции в АТР.


к списку



Комментарии к этой странице: