Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Выборы в стортинг: неоправдавшиеся надежды социал-демократов Норвегии


© 13.09.2017, Воронов К.В.

The building of Norwegian Storting // photo from www.stortinget.no

Получивший абсолютное большинство голосов избирателей лидер левоцентристской коалиции и председатель Норвежской рабочей партии (НРП) Йонас Гар Стёре из-за особенностей национальной избирательной системы проиграл выборы блоку правоцентристов в целом. Несмотря на меняющуюся социальную структуру, неумолимые сдвиги в общественных ценностях и настроениях, коренного обновления национального внутриполитического ландшафта всё же не произошло. Следующий кабинет во главе с Эрной Сульберг («Хёйре») может сохраниться у власти, видимо, до сентября 2021 г.

Очередные парламентские выборы 11 сентября 2017 г. в Норвегии (хоть и не входит в ЕС, но является членом НАТО) важны не только с национальной, но и с европейской точки зрения, как показатель общих тенденций в Старом Свете. Сейчас правоцентристская коалиция во главе с премьер-министром Норвегии Эрной Сульберг (56 лет) празднует победу. Она стала второй в истории страны женщиной премьер-министром после Гру Харлем Брундтланд (НРП) в 1980-1990 гг.

Правящий блок в составе консервативной «Хёйре» (25,0% голосов) и право-популистской партии Прогресса - ПП (15,2%) вместе с союзниками - «Венстре», набравшей 4,4%, и Христианской народной партией (ХНП) с 4,2%, показали достойные результаты. В абсолютном выражении они заручились 1.408.832 голосов избирателей. «Хейре» никогда не имела единоличного большинства. В целом правоцентристская (в Норвегии называют "буржуазная"!) коалиция получила 88 мандатов в 169-местном стортинге (парламенте) и право на повторное формирование коалиционного правительства. «Железная Эрна» или норвежская «Ангела Меркель», как иногда её называют, станет первым премьер-министром от консерваторов, которому удалось переизбраться на второй срок за последние 30 лет.

Хотя наибольшее число голосов в абсолютном выражении (1.419.554 человек) получили социал-демократы из доминантной НРП, набрав 27,4%, вместе со своими политсоюзниками - Социалистической левой партией (СЛП) - 6%, партией Центра (ПЦ) 10,3%, партией «Красные» (ПК) - 2,4% и экологической партией «Зеленые» (ЭПЗ) - 3,2%, они располагают только 81 мандатом. Тем самым их лидер Йонас Гар Стёре (экс-глава МИД Норвегии в 2005–2012 гг.) не может сформировать правительство без опоры на большинство (необходимо 85 мандатов) (https://www.nrk.no/valg/2017/resultat/).

Проблема в том, что за голоса в малых, удаленных фюльке - губерниях (например, приполярный Финнмарк или Согн и Фьюрдане) начисляют больше мандатов, чем в многолюдных центральных фюльке (в столичном Осло или Акерхюсе). К тому же малые партии, например, ПК и ЭПЗ, хотя и добились прироста голосов своих сторонников в целом, не преодолели проходной 4% уровень в национальном масштабе, но получили сейчас по одному мандату из-за поддержки избирателей на отдаленных участках. Эти компенсирующие механизмы - 19 так называемых уравнительных мандатов, на которые претендуют малые партии, вероятно, и оказались решающими. Особенности норвежской избирательной системы (подобно как в США Дж. Буш мл. опередил абсолютного победителя А. Гора в 2000 г.) привели к тому, что получивший абсолютное большинство голосов Йонас Гар Стёре (НРП), проиграл выборы в целом. «Мы ещё вернемся» - эмоционально прореагировал он в ночь после голосования.

Партии, участвовавшие в выборах 11 сентября с.г., активно использовали ранее наработанный политический и идеологический капитал, никто из них не обещал политического или социально-экономического прорыва, и потому электоральные результаты оказались в значительной степени предсказуемыми. В королевстве проголосовало 77,7% из зарегистрированных 3,6 млн избирателей при населении в 5,2 млн человек. В 2017 г. за места в парламенте боролись 4437 кандидатов в депутаты, представляющих 24 политсилы. Хотя только девять партий ныне представлены в стортинге (ещё свыше 30 внепарламентские, в том числе так называемые, партии с одним лозунгом), что связано с достаточно высоким 4% порогом. В существовании этих внепарламентских сил, активизации массовых альтернативных социальных движений (экологических, гендерных, антиглобалистских, движений меньшинств etc.), находит своё выражение новая общественно-политическая повестка дня, которая бросает вызов идеологическим платформам основных политических партий.

Бывшая левоцентристская (красно-зеленая коалиция) составляла большинство в стортинге в период с 2005 по 2013 гг. За это время, как отмечают многие эксперты, наблюдатели, специалисты, реальная власть незримо перешла от парламента к министерствам, от публичных дебатов в сферу кулуарных решений за закрытыми дверями. В обществе нарастает недовольство сложившейся негибкой двублоковой партийно-политической системой, снижением роли малых партий etc. В демократической Норвегии, согласно опросу, около 70% избирателей не видят, увы, больших различий между традиционными блоками «правые - левые», их составляющими. Так, НРП провела 20-23 апреля с.г. свой 66-й партийный съезд, на котором обсуждался будущий курс. Всё было традиционно: алые стяги, зажигательные речи с трибун, энтузиазм делегатов с мест. Председатель Й.Г. Стёре обещал поднять налоги для богатых, сократить неравенство в обществе, лучше заботиться о всеобщем образовании, системе медицинского обслуживания, сфере по уходу за пожилыми, престарелыми. Однако многие партийцы считают, что язык политической программы слишком сложный, она крайне размыта. Левый электорат отчасти отвернулся от НРП, проголосовав за более радикальных левых социалистов (СЛП), «красных» и «зеленых». Многие избиратели посчитали, что крупные партии уделяют недостаточно внимания важнейшим вопросам - изменению климата, миграции, принципам распределения благ в обществе; а позиции НРП по этой повестке не являются четкой альтернативой политике правого кабинета. Вопросам внешней политики, как и российско-норвежских отношений, в предвыборной кампании не уделялось достаточно внимания. Позиции социал-демократов и правой коалиции по этой повестке в значительной мере совпадают, им почти нечего, вероятно, обсуждать. Недостаточное внимание руководством НРП уделяется новым социальным группам - молодежи, лицам свободных профессий, «когнитариату» и др. Согласно официальной статистике, НРП популярна среди иммигрантов из стран Третьего мира. А приезжие из государств Центральной и Восточной Европы голосуют в основном за ПП.

Предыдущие выборы в сентябре 2013 г. проходили в особых условиях - последствий трагического теракта А. Брейвика, организатора и исполнителя взрыва в центре Осло и нападения на молодёжный лагерь НРП 22 июля 2011 г. В результате этого ужасающего двойного теракта погибло, как установлено, 77 человек и 151 получили ранения. Поскольку А. Брейвик входил в свое время в молодёжное крыло правопопулистской ПП и был духовно-мировозренчески близок к её антимиграционным идейно-политическим установкам, то широкие слои избирателей закономерно посчитали её косвенно причастной к этим кровавым событиям. В этих условиях ПП «наказали», лишив поддержки в 2013 г. свыше 7% проголосовавших и 12 мандатов. Но прогрессисты всё же смогли тогда сохранить своё «почетное третье место» и впервые вошли в правящую коалицию. Последние 4 года руководство ПП, как младший партнер по коалиции, стало более прагматически опираться на откровенный оппортунизм, традиционный популизм. Прогрессисты добились заметных результатов по важным вопросам для своих избирателей, таких как сокращение налогов, ускорение дорожного строительства, ужесточение миграционной политики etc. Согласно заявлениям лидера ПП, министра финансов Сив Енсен, необходимы радикальные по норвежским меркам рецепты борьбы с исламским экстремизмом, сделать ношение оружия обязательным для полицейских, расширить полномочия спецслужб etc. С. Енсен утверждает (что импонирует настроениям широких слоев): «пришла пора действовать жестко».

Наиболее вероятным исходом в случае победы «правых» считается сохранение нынешней коалиции консерваторов и прогрессистов. Однако на этот раз «Хёйре» не сможет, видимо, заключить письменного соглашения о сотрудничестве с Христианской народной партией (ХНП) и либеральной партией «Венстре», поскольку христианские демократы намекали, что не заинтересованы в новом формальном соглашении. Если в 2013 г. (премьер-министр) Э. Сульберг выбирала между двумя вариантами альянса - с партией Прогресса или с двумя центристскими партиями, то на этот раз такого выбора у нее нет. ПП небескорыстно подпирает консерваторов, рассчитывая на свою полную политическую легитимность, обеспечение своей респектабельности. Христианские демократы в настоящее время поддерживают правоцентристов и пока, видимо, не намерены перейти к НРП, в лагерь левоцентристской коалиции. И премьер-министр, и лидер оппозиции будут пытаться склонить их на свою сторону. Хотя состав будущей буржуазной коалиции вокруг Э. Сульберг пока не определен, но времени на маневры уже немного.

Руководство социал-демократической НРП и её председатель Йонас Гар Стёре - 57-летний политик - продолжали эксплуатировать извечную идею «левой альтернативы» праволиберальному курсу «Хёйре». В ходе предвыборной гонки персонально ему не удалось провести широкую мобилизацию избирателей, хотя публично он раскручивал историю о растущей безработице, экономической стагнации, прочих бедах, упущенных возможностях etc. Подобная риторика НРП не оправдала себя, так как страна вступила в новый период экономического роста (около 2% ВВП в 2016 г.), а безработица сокращается (в июле с.г. на 4,4%). Напротив, макроэкономические перспективы для Норвегии вполне благоприятны и избирателей не удалось соблазнить обещаниями о том, что при новом правительстве левых (красно-зеленых) «жить станет лучше и веселее». Повышение цен на нефть на мировых рынках может дать национальной экономике столь дополнительное экономическое стимулирование, что снова успешно поддержит курс правоцентристской коалиции.

Другой особенностью тактической линии Й.Г. Стёре была неафишируемая кулуарная «работа» по перетягивании неустойчивых союзников из политического центра. Он в этой сфере также, увы, не преуспел, да к тому же подобные схемы не добавляют легитимности представительной демократии, поскольку чреваты опасностью фактического «сговора» нескольких основных партий, подменяющих интересы широких слоев норвежских избирателей своими узкопартийными интересами.

В ходе предвыборной гонки премьер Э. Сульберг («Хёйре») выступала за дальнейшую реструктуризацию национальной экономики, сокращение её зависимости от доходов экспорта углеводородного сырья, увеличение расходов на нацбезопасность, а также снижение налогового бремени для бизнеса. На долю буржуазного кабинета в 2013-2017 гг. пришелся спад в нефтяной отрасли после падения цен на нефть, миграционный кризис, рост безработицы etc. У следующего кабинета Э. Сульберг будет меньше возможностей полагаться на суверенный фонд благосостояния (980 млрд долл. США - крупнейший фонд в мире) для поддержки экономики после ужесточения фискальных правил в текущем году. Этот фонд владеет акциями 9 тыс. компаний в 77 государствах (в том числе и РФ), наибольшую долю в портфеле которого составляют ценные бумаги глобальных ТНК - Nestle, Apple, ExxonMobil, Royal Dutch Shell etc. Кабинет «Хёйре» в 2016 г. впервые с момента создания этого госфонда в середине 1990-х гг. забрал из него больше средств (перерасход более 7% ВВП), чем было вложено. Согласно новому бюджетному правилу расходы должны быть ограничены до 3% от средств доходов фонда, на эту критическую ситуацию постоянно указывал лидер оппозиции Й. Г. Стёре.

Нынешние победители - «Хёйре» и ПП - «привязаны к мачте», как гласит норвежская поговорка, им нужно, по крайней мере, еще четыре года для реализации крупных задуманных начатых реформ. Среди них, такие как: Здравоохранение: свободный выбор лечения за счет государства в государственных и частных больницах; Образование: превращение профессии учителя в профессию высокого статуса, который мотивирует лучших студентов выбирать обучение на педагогов после окончания средней школы; Государственный сектор: цифровые инновации и масштабное сокращение муниципалитетов путем их слияния.

Кратко резюмируем: Несмотря на переживаемые масштабные социальные трансформации, разнородные общественные вызовы и угрозы, политические партии «страны фиордов» сохраняют свой традиционный облик, привычную идейно-политическую ориентацию. Цель - уберечь от деструкции стабилизирующую «двублоковую» партийно-политическую систему на фоне ее неуправляемой фрагментации и поляризации, отхода от привычной «регулируемой многопартийности». Парламентские партии Норвегии не готовы, видимо, меняться не только с точки зрения своей идеологической окраски, но и тем более - своей долгосрочной стратегии. Прочно закрепила свою нишу популистская партия Прогресса. После 4-х летнего пребывания в правящем кабинете с «Хёйре» ранее нерукопожатные прогрессисты приобрели солидный статус, имидж «ответственной политсилы».

Очередная электоральная осечка НРП кроется, очевидно, в системных ошибках тактической линии нынешнего руководства, ослаблении связей партии со своим ядерным электоратом. Продолжающиеся ослабление влияния традиционных национальных партий в целом связано, очевидно, с их ориентированием на привычную, устаревшую повестку дня, что в свою очередь связано с внутренними идеологическими ограничениями, историческими компромиссами элит, сложившейся институциональной структурой. Другой важный фактор трансформации партийной системы страны - расширение рамок идеологического плюрализма в XXI веке, усложнение ценностно-идеологических предпочтений широких кругов избирателей.


к списку



Комментарии к этой странице: