Structural and personnel problems of the Trump administration’s foreign policy making

42
Structural and personnel problems of the Trump administration’s foreign policy making
// Pathways to Peace and Security. 2017. no 2(53). P. 6-27

DOI: 10.20542/2307-1494-2017-2-6-27


Abstract

Donald Trump won the presidential race by drawing on the support of “everyday Americans” who do not trust professional politicians and demand an about-face of the political course to serve their interest. By opposing the bureaucratic establishment, the newly elected president has entered into confrontation with the so-called “deep state”. Trump met with unprecedented resistance from the state apparatus, government institutions, and a large part of the Republican Party and the Republican-controlled Congress who also impede or constrain his foreign policy decisions and their implementation. Accusations against Trump and members of his team that get overblown by the media undermine the president’s legitimacy and limit the space for his actions. This is paralleled by growing influence of security sector and of active or former military figures on the U.S. foreign policy. There remain virtually no state institutions in the United States with a vested interest in abandoning power politics and reinvigorating negotiation efforts. The president’s own preference for loyal individuals rather than professionals in key government positions further increases the role of personalist politics, adding to the lack of coherence and predictability of the administration’s foreign and military course.


Keywords

Donald Trump, U.S. military-political strategy, U.S.-Russia relations, U.S. domestic struggle, Congress, media, Republican Party, “deep state”, State Department


Registered in system SCIENCE INDEX

For citation:
Bubnova N. Structural and personnel problems of the Trump administration’s foreign policy making. Pathways to Peace and Security, 2017, no 2(53), pp. 6-27. DOI: 10.20542/2307-1494-2017-2-6-27



Comments (3)

Ольга Хорасанова

Спасибо Наталия, согласна с Вашими выводами. Интересно, видите ли Вы параллель с внешнеэкономической политикой нашей страны и Ее формированием кадровой структуры?


Юлия Копысова

Наталия - великолепный автор. Спасибо за статью!


Наталия

Данный вопрос, к сожалению, выходит за рамки моей статьи, которая посвящена процессу формирования внешнеполитического курса администрации Дональда Трампа и не затрагивает его внешнеэкономической политики. Однако, представляется, определенные параллели между двумя странами в данной области действительно можно провести: это декларируемый прагматизм во внешнеэкономической политике, стремление руководствоваться национальными интересами, но при этом недооценка последствий для экономики силовых решений и ошибочных внешнеполитических действий. Но если российские власти стремятся расширить экономическое сотрудничество как таковое, в том числе чтобы не допустить международной изоляции, то американскую администрацию на данном этом этапе интересуют в первую очередь доходы от экономических сделок: она уменьшает программы экономической помощи другим государствам, сокращает взносы в международные проекты, демонстрирует готовность выйти из международных экономических союзов, чтобы обеспечить большую доходность своей внешней торговли. При этом Белый дом стремится и к тому, чтобы использовать экономическое давление в целях добиваться от своих партнеров желаемого политического «поведения». При бесспорной роли личностного фактора в принятии решений и в Москве и в Вашингтоне, американский президент в гораздо большей мере ограничен действующей в американской демократии системой «сдержек и противовесов»: Конгрессом, судебной системой, СМИ. При том, что для Дональда Трампа характерна импульсивность, непоследовательность в словах и действиях, стремление «рубить с плеча», каждая из его инициатив вызывает бурное обсуждение, принимаемые решения проходят долгую и сложную процедуру согласования: это особенно очевидно в сфере международных отношений, где при Трампе фактически произошло перераспределение прерогатив в пользу Конгресса. Дональд Трамп изначально был не против «поладить с Россией», однако это его стремление натолкнулось на противодействие Конгресса, и он оказался вынужден вводить новые санкции. Хотя Россия, несомненно, в гораздо большей степени страдает от деградации двусторонних отношений и от режима санкций, но они наносят ущерб экономике и других стран, оказывающихся во всё в возрастающей мере втянутыми в воронку налагаемых санкциями ограничений, а также международным отношениям в целом. Характерно при этом, что на сферы, где экономическое сотрудничество особенно важно для Соединенных Штатов, санкции, как правило, не распространяются. Однако наблюдаемое в Вашингтоне в последний год с лишним раскручивание конспирологических версий, раздувание антироссийской истерии, муссирование тезиса о военной угрозе не имеет «экономической составляющей»: оно не обусловлено стремлением «задавить экономического конкурента» в лице России, а – аналогично тому, как это происходит в самой России, – подпитывается реальными страхами, но в отличие от неё, направлено не только, а может быть не столько против другой стороны, а, в первую очередь, против самого американского президента. Стремление Трампа опираться в своих назначениях на доверенных лиц и выходцев из военной среды в какой-то мере можно сравнить с кадровыми тенденциями в России. Это усиливает персоналистский фактор в политике Вашингтона, повышает степень ее непоследовательности и непредсказуемости. Однако, из-за жестко регламентированных процедур, данная тенденция в США не сопровождается ростом меры дозволенного тем американским институтам и структурам, которые приобрели особое расположение президента.


Add comment







Indexed

Current Issue
2018, No. 2(55)
  • - ARTICLES
  • - U.S. foreign policy
  • - Crises and conflicts
  • - New actors and threats
  • - Weapons and military security
  • - BOOK REVIEWS
  • View This Issue (2018, No. 2(55))
    In Journal
    PATHWAYS TO PEACE AND SECURITY
                         Archive
                         Subjects
                         Authors
                         Articles for the year
                         Authors for the year
    Years
    2018 | 2017 | 2016 | 2015 | 2014 | 2013 | 2012 | 2011 | 2010 |