Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Встретились, понравились. Что дальше?


© 11.07.2017, Журавлева В.Ю.  

 

Фото из internet

Встречу лидеров США и России начали ждать сразу после американских президентских выборов. Было понятно, что новый глава Белого дома, который в ходе своей избирательной кампании объявил о необходимости изменить отношения с Россией, обязательно встретиться с российским президентом. Накал антироссийских настроений в американском двухпартийном истеблишменте, нагнетаемый с первых дней президентства Трампа, исключал визит на высшем уровне. Встретиться лидеры могли только в формате, который стал единственным за последние три года острой конфронтации – на полях большого международного мероприятия. В итоге саммит G20, прошедший в Гамбурге 6 и 7 июля, запомнится прежде всего первой рабочей встречей Д. Трампа и В. Путина.

От этой встречи ждали одновременно многого и ничего. Многочисленные эксперты, призывали не возлагать больших надежд, при этом перечисляя бесконечные пункты возможной повестки «исторической» встречи. В результате получилось именно то, что ожидали: много и ничего одновременно.

Много. Это была первая полноценная встреча двух президентов, после более чем двухлетнего перерыва в общении на высшем уровне. Несмотря на «полевой» формат, длилась она в четыре раза дольше, чем было запланировано и позволила лидерам обстоятельно обсудить большинство вопросов той обширной повестки, которая озвучивалась накануне. Судя по официальным заявлениям традиционный и ключевой для российско-американских отношений канал взаимосвязи восстановлен: президенты понравились друг другу и нашли общий язык.

На первый взгляд термин «понравиться» не совсем из мира международной политики и закономерно вызывает саркастическую усмешку. Но он скрывает за собой эмоциональный контакт, который чрезвычайно важен для российско-американских отношений. Исторически и традиционно отношения двух стран строятся на личностном эмоциональном контакте лидеров. Он не является залогом успеха, но остается необходимым условием более эффективного и менее конфликтного взаимодействия. Это как первый шаг, без которого невозможно дальнейшее продвижение. Поэтому прошедшая встреча стала тем самым первым и самым важным шагом на встречу друг другу.

При наличии контакта лидеров можно начать говорить о постепенной выработке новых правил общения двух стран, правил, которые существовали даже в период «холодной войны» и позволяли странам не выходить за «красную линию» - избегать непосредственных столкновений, чреватых неприемлемыми для обеих стран последствиями. Одной из таких областей, в которой странам необходимо перейти от взаимных обвинений к выработке новых правил игры, является безопасность в кибер-пространстве. И предложение России уже прозвучало на прошедшей встрече. Вне зависимости от того, как много понадобиться времени американскому истеблишменту, чтобы перейти от раздувания истерии по поводу предполагаемого вмешательства России в президентские выборы к выработке своих предложений по совместному обеспечению кибер-безопасности, первый шаг сделан.

Помимо этого, первая встреча лидеров заложила канал взаимодействия между США и Россией на высшем уровне по урегулированию сирийского конфликта. Установление перемирия на юго-западе страны, признание ее целостности и согласие о необходимости выделения бесконфликтных зон, контролируемых обеими странами – это еще не гарант успеха, учитывая сложность и многофакторность конфликта, но это переход на новый уровень урегулирования, на котором Россия и США могут выступать на одной стороне, не выясняя, кто из них более крут, а работая на то, чтобы вернуть мир в Сирию. Наличие такого канала взаимодействия позволит избежать непосредственного военного столкновения двух стран на полях сирийского конфликта и перейти к совместной борьбе с террористическими группировками, о которой говорит американский Президент еще со времен своей избирательной кампании.

Успех такого взаимодействия в долгосрочной перспективе серьезно облегчит сближение США и России и улучшение двусторонних отношений в целом, т.к. может стать наглядным доказательством формулы Д. Трампа «сотрудничать с Россией выгоднее, чем конфликтовать».

Ничего.  Между тем, встреча двух лидеров с очевидностью показала, что российско-американские отношения по-прежнему серьезно ограничены узкой сферой региональной и глобальной безопасности: теми вопросами, решение которых невозможно без сотрудничества двух держав, и в которых минимально затронуты национальные интересы каждой из них. Такой канал взаимодействия безусловно необходим с точки зрения глобальной стабильности и безопасности, но его совершенно недостаточно для того, чтобы изменить характер отношений двух стран, чтобы превратить их из соперников в союзников.

Встреча подтвердила основное опасение, высказываемое на экспертном уровне: внутриполитическая ситуация в США не позволит Д. Трампу радикально изменить американскую политику в отношении России. Американский внутриполитический процесс сейчас определяется новым витком борьбы Конгресса за расширение своей зоны ответственности и контроля над исполнительной властью, в частности в сфере внешней политики. И это не столько борьба лично с Трампом, сколько реакция конкурентного института власти на президентство Обамы, который в условиях законодательного бойкота своей социально-политической повестки республиканским большинством, перенес лидерские амбиции во внешнеполитическую сферу.

Непредсказуемость, популистская повестка Трампа и отсутствие у него политического опыта усилили опасения конгрессменов и консолидировали их в очередном рывке «каната власти» в сторону Капитолия. Российская тематика стала одним из популярных направлений приложения этих усилий по изменению баланса власти в Вашингтоне: максимально законодательно ограничить шаги Президента и сделать его инициативы полностью контролируемыми. В ход идут все инструменты, направленные на ослабление позиций Президента в обществе, ограничение его законодательной инициативы и ужесточение контроля за его деятельностью: законопроекты, в которых пошагово прописанный механизм снятия санкций предполагает согласие Конгресса с решением Президента, затягивание бюджетного процесса, законодательные расследования «русского следа» в избирательной кампании Д. Трампа, нагнетание антироссийской истерии в СМИ.

В таких условиях любой даже минимальный шаг Президента на встречу России будет подаваться как сдача позиций и безвольность Белого дома. Учитывая, что для Трампа, как для любого американского президента, приоритетом является социально-политическая повестка, реализация которой зависит от сотрудничества Конгресс, трудно предположить, что он поставит ее на карту ради изменения российской повестки.

Очень характерно, что несмотря на найденное взаимопонимание двух лидеров, ни один из вопросов, важных для России с точки зрения ее национальных интересов, не нашел поддержки у американской стороны: не только не обсуждался вопрос ослабления санкционного режима, но и не удалось продвинуться в вопросе возврата российской собственности в США.

Помимо фактора Конгресса и сама внешняя политика Д. Трампа, контуры которой начинают постепенно прорисовываться, не предполагает принципиального изменения российской политики. Да, Трамп говорит о необходимости сотрудничать с Россией, но лишь для решения таких общих задач, как борьба с терроризмом и исключительно с позиции силы. И эти два условия чрезвычайно важны для понимания российской политики нового американского президента и результатов его первой встречи с российским лидером. Реализацией этих условий является, в частности, политика, направленная на усиление позиций Польши в НАТО и поддержание русофобских настроений в этой стране. Сюда же вписывается сохранение жесткой позиции по Украине и Крыму: новый спецпредставитель США по урегулированию украинского конфликта принадлежит к лагерю тех, кто на протяжении всего конфликта призывал к вооружению Киева в его борьбе с «российской оккупацией».

Судя по всему, инструменты, опробованные администрацией Обамы, в полной мере будут восприняты новым президентом. Ценностная риторика сменится на бизнес модель, которая будет сочетать санкционное давление и международную изоляцию с поддержанием канала связи на уровне лидеров для избежания прямой конфронтации. Все в духе традиций Республиканской партии, только с налетом бизнес эффективности.


к списку



Комментарии к этой странице: