Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

«Экономический диалог» Японии с новым американским президентом: трудное начало


© 20.04.2017, Швыдко В.Г.

Japan’s Deputy Prime Minister Taro Aso by U.S. Embassy Tokyo // www.flickr.com/photos/usembassytokyo

18 марта состоялась японо-американская встреча на уровне высших должностных лиц, отвечающих за двусторонний «экономический диалог» в правительствах двух стран – вице-президента США М. Пенса и вице-премьера Т. Асо. Эта встреча является, по существу, началом содержательных переговоров о том, как два правительства будут выстраивать отношения в области взаимной торговли и инвестиций после смены администрации в США.

Как известно, приход в вашингтонский Белый дом новой администрации сопровождался радикальной риторикой Д. Трампа, обещавшего коренным образом изменить подход США к своим торговым партнерам, якобы использующим недобросовестные практики и приемы, следствием чего является сокращение производства и рабочих мест в американской экономике. Подобные претензии предъявлялись практически всем основным торгово-экономическим партнерам США, включая и Японию, которую Трамп обвинял в сознательном манипулировании курсом национальной валюты и в массовом использовании неочевидных, но эффективных мер по ограждению своих внутренних рынков от проникновения на них американских компаний. Именно этим он объяснял дефицит баланса двусторонней торговли для американской стороны и грозил принять односторонние меры по его исправлению, если не удастся прийти к соглашению с Японией о согласованных усилиях.

Правда, уже в первый месяц после формирования новой администрации тон соответствующих заявлений в адрес Японии заметно смягчился, а обвинения в манипулировании курсом иены из них постепенно исчезли. Тем не менее, несбалансированность экспортно-импортных потоков, как следствие асимметрии в степени открытости рынков, осталась главным пунктом новой повестки двусторонних отношений по версии американской стороны. Соответственно, именно этому вопросу по умолчанию был придан характер центрального в повестке двустороннего «экономического диалога», об организации которого Д. Трамп и С. Абэ договорились во время своей первой официальной встречи в США в феврале этого года.

От нынешней встречи на уровне «вторых» лиц в правительстве никаких решений не ожидали. Речь, скорее, шла о том, чтобы стороны изложили свои исходные позиции и договорились об основных темах дальнейших переговоров. Это, собственно, и произошло, хотя в силу специфики момента заметное место заняло обсуждение проблем безопасности, в первую очередь ракетно-ядерной программы руководства Северной Кореи. Однако все принципиальные моменты позиций двух администраций нашли свое отражение как в ходе переговоров, так и в последующем их представлении СМИ.

Были обозначены три главные темы, вокруг которых будут вестись дальнейшие дискуссии – это правила взаимной торговли и инвестиций, экономическая и структурная политика, сотрудничество в реализации инфраструктурных проектов. При этом по первому направлению отмечена необходимость достижения общего понимания стандартов «свободной и справедливой» торгово-инвестиционной деятельности, включая механизмы разрешения споров в соответствии с правилами ВТО; прозвучали и ожидаемые критические высказывания в адрес КНР. По второму – подчеркнута необходимость координировать бюджетную, монетарную и структурную политику двух правительств, по третьему – готовность способствовать совместным проектам в сфере энергетики, железнодорожного транспорта и др.

При этом главные вопросы, по которым предстоит прийти к соглашению, остались пока «за кадром» во многом ритуальной беседы двух высокопоставленных чиновников. Пожалуй, первый из них – это вопрос о том, что делать с накопленным «багажом» в виде содержания подготовленных и согласованных двенадцатью странами Азиатско-Тихоокеанского региона соглашений о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), от ратификации которых Д. Трамп решительно отказался еще в январе. В качестве альтернативы американская администрация предлагает договариваться о правилах торговли и инвестиций на двусторонней основе, но конкретных ответов на вопрос о том, что именно не устраивает США в согласованном предыдущей администрацией пакете многосторонних соглашений, японская сторона, судя по всему, пока так и не услышала. Непонятно и то, с кем будет вести диалог команда специалистов по методам урегулирования торговых споров, создаваемая при японском министерстве экономики.

Вопрос о том, когда и в каком формате начнутся переговоры по двустороннему соглашению об обеспечении свободной торговли, также остался подвешенным – по итогам встречи М. Пенс указал лишь на принципиальную возможность начала таких переговоров. Если американская сторона будет настаивать на необходимости резко сократить дефицит США в торговле с Японией, который в прошлом году составил почти 70 млрд долл., то Японии придется создавать условия для увеличения импорта американских автомобилей и сельхозпродукции, что неизбежно натолкнется на политическое сопротивление со стороны японских производителей соответствующей продукции. Под вопросом окажется также облегчение условий работы японских автомобильных компаний на рынке США, что было одним из главных побудительных мотивов Японии, когда она принимала решение о присоединении к переговорам о ТТП.

Наконец, японскому правительству по-прежнему не хватает ясного представления о том, как ему стоит выстраивать свою линию по отношению к конкурирующим (хотя бы в некоторой своей части) концепциям и платформам либерализации региональных торгово-экономических связей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С одной стороны, есть опция попытаться углубить и приспособить к собственным нуждам содержание так называемого Регионального всестороннего экономического партнерства (Regional Comprehensive Economic Partnership), но здесь Японии придется столкнуться с необходимостью считаться с позицией КНР, у которой есть собственное представление о пределах и формах региональной экономической либерализации. С другой – сохраняется возможность внести изменения в соглашения о ТПП, с тем чтобы сделать возможным вступление их в силу без участия в них США (сегодня это невозможно в силу наличия в них условия о ратификации соглашений участниками, на которые приходилось бы не менее 85% совокупного ВВП его первоначальных подписантов). Однако в этом случае привлекательность данного проекта для Японии резко падает, да и предусматриваемые им механизмы вряд ли будут работать эффективно, не будучи подкреплены экономическим и политическим весом США.

В целом же, визит М. Пенса и состоявшиеся в Токио переговоры подтвердили, что процесс выработки администрацией Д. Трампа новой американской политики в Азии явно затягивается, что создает для традиционных партнеров США в регионе большие практические трудности.


к списку



Комментарии к этой странице: