Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Карт-бланш от британского парламента для Терезы Мэй на “брекзит”


© 16.03.2017, Андреева Т.Н. 

Фото с сайта Euromag.ru

13 марта 2017 г. Палата лордов после многочисленных обсуждений и возвращения на доработку в Палату общин приняла в исходном виде законопроект, дающий правительству право начать процесс выхода Великобритании из Европейского союза. В соответствии с этим Актом правительство Т. Мэй теперь может задействовать 50 статью Лиссабонского договора в ранее названные сроки – в конце марта 2017 г., уведомив Евросоюз о намерении Соединенного Королевства выйти из состава ЕС в соответствии с результатами общегосударственного референдума  от 23 июня 2016 г.

Принятие этого закона британским парламентом произошло после восьмимесячной внутриполитической борьбы нового, не избранного народом (поэтому не обладавшего достаточной легитимностью и весом в обществе) и малоизвестного как политика премьер-министра  Т. Мэй с многочисленными сторонниками членства страны в ЕС. За этот период новому премьеру пришлось не только решать проблемы раскола собственной партии, британского общества, страны, возникшего вследствие агитации перед референдумом о выходе страны из ЕС. Т. Мэй пришлось решать проблемы стабилизации курса фунта, сохранения привлекательности страны для иностранных инвесторов и промышленников. Отдельной непростой задачей для нового премьера в этот период оказалось зарабатывание внешнеполитического авторитета при определении курса и интересов страны, как в ЕС, так и в других международных институтах – в НАТО и в ООН.

К марту 2017 г. Т. Мэй удалось немного сгладить раскол британского общества благодаря тому, что ее кабинета внимательно следил за работой сферы социального обеспечения (программы помощи ментально больным и бездомным) и Национальной службы здравоохранения, начал реализовывать программу строительства дешевого жилья, открытия новых школ, повышения квалификации британских рабочих и т.д. Т. Мэй попыталась убедить британцев, что «брекзит» открывает возможности в корне изменить работу всего государства во благо обычных работающих людей, а не только привилегированного слоя общества. Она озвучила план по созданию такого общества благодаря проведению реальных экономических и социальных реформ, предоставления  британской молодежи возможностей для получения образования и  хорошо оплачиваемой работы. Поскольку вопрос о сохранении прав мигрантов из ЕС в Великобритании и эмигрантов-британцев в странах ЕС оказался заложником будущих переговоров по «брекзиту», Т. Мэй отдельно стремилась успокоить эту категорию населения. В январской речи, посвященной плану предстоящего выхода Британии из состава ЕС, она высказывала заинтересованность в их пребывании в стране[1]. В результате ее усилий проведенный в начале февраля 2017 г. опрос общественного мнения показал первые плоды ее внутренней политики - 53% опрошенных высказали поддержку курсу Т. Мэй на выход страны из ЕС[2]. Дополнительным свидетельством поддержки населением ее политики стала ошеломляющая победа кандидата от консервативной партии во время дополнительных выборов в британский парламент в северо-западном избирательном округе Англии (Copeland), в котором в течение 80 лет (с 1935 г.) бессменно побеждали кандидаты от лейбористской партии.

Не менее сложной явилась задача по предотвращению раскола страны, поскольку Шотландия, Северная Ирландия и Гибралтар проголосовали большинством голосов за сохранение членства страны в ЕС. Сначала премьер собирала глав территорий на совещания в Лондон для выявления общих интересов и общей стратегии в свете грядущего перемен. Т. Мэй озвучила задачу сохранения единства страны, в том числе благодаря сохранению общей зоны перемещения с Ирландией. Когда стало понятно, что Великобританию ожидает «жесткий брекзит», против которого особенно активно выступала первый министр Шотландии Н. Стерджен, британский премьер попыталась убедить как глав, так и население регионов, что она добивается лучших для всех британцев условий выхода из ЕС. Верховный суд, принявший решение (24 января 2017 г.) о необходимости получения правительством одобрения парламента для начала процесса выхода Британии из ЕС, фактически заблокировал попытки Н. Стержден помешать началу «брекзита». Это стало возможным, потому что суд воздержался от постановления о том, что территории Соединенного Королевства могут участвовать в процессе принятия решений о выходе страны из ЕС. Однако первый министр Шотландии продолжила упрямо настаивать на повторном проведении референдума о независимости Шотландии для сохранения ее в составе ЕС.  Тогда Т. Мэй перешла к тактике публичных выступлений с освещением позитивных моментов сохранения единства страны и с критикой недостатков внутренней политики правительства Н. Стерджен. А британский парламент, при принятии решений о выделении дополнительного финансирования Шотландии, открыто высмеял убыточную финансовую политику шотландских националистов. Опросы общественного мнения в Шотландии также не показали роста заинтересованности населения к проведению такого референдума. Неизменной остается и позиция ЕС о том, что получение автоматического членства независимой Шотландией не предусмотрено евросоюзным законодательством[3].

В целом удачной оказалась и финансово-экономическая политика Т. Мэй. Ее кабинету удалось стабилизировать курс британской валюты. Благодаря активному поиску способов сохранения иностранных инвесторов и бизнеса на территории Великобритании, кабинету также удалось справиться с паническими настроениями у иностранной  и британской финансово-промышленной элиты, возникшими в связи с ожиданиями будущего выхода Великобритании из ЕС и изменениями правил ведения бизнеса для фирм из Британии в рамках Единого европейского рынка.  В результате по данным Национального статистического управления (ONS), за период с октября по декабрь рост британской экономики составил 0,6% (а не 0,5%, как ожидалось) - именно столько было зарегистрировано в двух предыдущих кварталах прошлого года. Эта цифра демонстрирует, что опасения по поводу замедления британской экономики, связанные с решением по выходу из ЕС, не подтвердились[4]. Весенний бюджет, представленный в Палате общин министром финансов Ф. Хэммондом 8 марта 2017 г., демонстрировал  ожидания уверенного роста британской экономики в течение трех ближайших лет, даже несмотря на неопределенности грядущего выхода страны из ЕС[5].

Все эти успехи и свершения в комплексе придали словам и действиям Т. Мэй вес при ведении дел с ЕС. Здесь она заявила о себе как о бесстрашном «бойце», готовом аргументированно отстаивать в споре с 27 странами – членами Евросоюза интересы своей страны. Она всячески подчеркивала, что выводит страну из ЕС, но не из европейских дел. Она заявила, что добивается для Великобритании статуса державы с глобальным влиянием, с широкими торговыми и политическими отношениями со старыми (со странами Содружества) и новыми партнерами. Т. Мэй настояла на полноправном участии ее страны в работе ЕС, во время  «брекзита». В ноябре 2016 г. британский МИД поддержал план по имплементации новой стратегии европейской политики обороны и безопасности, разработанный под руководством главы дипломатии ЕС -  Федерики Могерини. В январе 2017 г. Т. Мэй представила «жесткий план» выхода страны из ЕС, означавший полный выход страны из ЕС без сохранения частичного или ассоциированного членства страны в ЕС. Она также однозначно пояснила, что в случае невозможности быстро разработать новое приемлемое торговое соглашение с ЕС, Великобритания предпочтет не торопиться с его заключением.  Попытка ЕС затормозить принятие акта в Палате лордов о начале «брекзита» путем выставления Великобритании неустойки в 50 млрд.ф.ст.[6] не увенчалась успехом.  Т. Мэй приняла решение  о выделении резерва в 60 млрд.ф.ст. в ущерб расходам на  Национальную службу здравоохранения, а пэры  практически единодушное  высказали мнение  не платить ЕС без получения договора о выходе. Такой демарш ЕС вместе с ранее озвученным решением Европарламента об учреждении поста министра финансов ЕС и европейской армии, а также противодействие Польши воплощению в жизнь идеи "Европы разных скоростей" и сохранению Д. Туска в его должности только облегчили одобрение Акта о начале «брекзита» Палатой лордов без внесения поправок.

Таким образом, после прихода  к власти в результате референдума 23 июня 2016 г. Т. Мэй смогла стать авторитетным политиком как у себя в стране, так и в ЕС. Она получила именно такое одобрение на начало выхода из ЕС, которое хотела, и в обозначенные ранее ею сроки.  Такому стечению обстоятельств не в последнюю очередь способствовали кризисные явления и раздоры в самом ЕС.


Примечания:

1. Theresa May's Brexit speech in full: Prime Minister outlines her 12 objectives for EU negotiations. 17 January 2017. http://www.independent.co.uk/news/uk/home-news/full-text-theresa-may-brexit-speech-global-britain-eu-european-union-latest-a7531361.html

2. Опрос: впервые большинство британцев одобряет действия Мэй в "брексите". 6 февраля 2017. http://www.bbc.com/russian/news-38887378

3. Batchelor T. EU says independent Scotland would have to join queue to apply for membership. The Independent. 13 March 2017. http://www.independent.co.uk/news/uk/politics/scottish-eu-independence-referendum-scotland-join-queue-membership-apply-a7627201.html

4. Британская экономика растет быстрее, чем ожидалось. 26 января 2017. http://www.bbc.com/russian/news-38764393

5. Merrick R., Stone J. Budget 2017: Philip Hammond downgrades UK economic growth while Brexit takes place. 8 March 2017. http://www.independent.co.uk/news/uk/politics/budget-2017-latest-uk-economic-growth-brexit-talks-deal-years-downgrade-philip-hammond-a7618226.html

6. Foster P. Europe wants Britain to pay billions into EU schemes up until 2023. The Daily Telegraph. 21 February 2017. http://www.telegraph.co.uk/news/2017/02/20/europe-wants-britain-pay-billions-eu-schemes-2023/

 


к списку



Комментарии к этой странице: