Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Что показал визит премьер-министра Японии Синдзо Абэ в США


© 14.02.2017, Швыдко В.Г.

photo by Rick Martin // www.flickr.com/photos/1rick

10-12 февраля прошел официальный визит в США японского премьера Синдзо Абэ, ставший его первой личной встречей с новым президентом после официального вступления Д. Трампа в эту должность. Визиту предшествовала активная дискуссия вокруг возможных его результатов и, шире, по поводу вероятной траектории развития отношений между Японией и США в изменившихся условиях. Сегодня можно сказать, что большинство вопросов, задававшихся в этой связи, даже после визита остались без ясного ответа.

Первое, на чем было сфокусировано внимание обозревателей, – это вопрос о режиме торговых и инвестиционных связей между бизнесом двух стран. Как известно, С. Абэ в качестве политика все последние годы делал ставку на участие Японии в Транстихоокеанском партнерстве, амбициозную концепцию которого – как проекта глубокой либерализации и гармонизации национальных торгово-инвестиционных режимов – активно продвигали Соединенные Штаты, в особенности предыдущая президентская администрация. В Японии далеко не все поддерживали идею полноценного участия страны в проекте, предполагавшем гораздо большее, чем сейчас, взаимное открытие рынков в политически «чувствительных» секторах и серьезные ограничения на национальные меры регулирования внешней торговли и инвестиций.   Несмотря на это  С. Абэ активно продавливал идею необходимости такого участия и демонстрировал готовность к серьезным компромиссам по конкретным вопросам в этих сферах. Более того, на завершающем этапе переговоров Япония часто выступала в роли партнера США по оказанию давления на остальных участников, с тем, чтобы максимально ускорить достижение общего «пакетного» соглашения.

Несмотря на то, что в ходе предвыборной кампании в США оба основных претендента отказывались поддержать соглашение, по крайней мере,  в его нынешнем виде, японский премьер надеялся, что после выборов их позиция изменится, и соглашение все же будет ратифицировано – пусть и позже, и даже, возможно, с некоторыми поправками в режиме его имплементации. В этих же целях он добился ратификации  соглашения обеими палатами японского парламента, несмотря на растущий скепсис относительно его дальнейшей судьбы. В своих публичных заявлениях С. Абэ выражал намерения попытаться «разъяснить» Д. Трампу важность соглашения и убедить его вернуться к дальнейшему рассмотрению.

С позиций сегодняшнего дня бессмысленность такого рода усилий кажется уже очевидной. Трамп своим указом закрепил выход США из процесса ратификации соглашения о ТПП и однозначно заявил, что он не будет участвовать ни в каких новых проектах или усилиях, лишающих страну суверенного права на защиту собственных рынков.  Соответственно, во время визита вопрос о ТТП по существу не поднимался и не обсуждался.

Во время своей предвыборной кампании Д. Трамп говорил о необходимость вместо ТТП обсудить возможность заключения новых двусторонних соглашений о торговле и инвестициях, которые, по его мнению, более эффективны для отстаивания американских национальных интересов во внешнеторговой политике. Учитывая сложившуюся реальность, С. Абэ в принципе не возражал против такой перспективы, хотя и без особого энтузиазма. Другие политики, в том числе и в правящей партии, призывали его подойти к этому вопросу максимально осторожно, с учетом того что гораздо больший политический и экономический вес США вкупе с прошлым опытом Д. Трампа могут заставить японских переговорщиков пойти на слишком большие уступки. Ситуация усугубляется и тем, что в ходе своей кампании Трамп остро критиковал ситуацию с несбалансированностью торговых потоков между США и Японией. Соединенные Штаты имеют крупный дефицит баланса своей торговли с Японией, и Трамп в связи с этим упрекал японские власти в недобросовестной конкуренции – использовании тарифной и, в еще большей степени, нетарифной защиты своих рынков от американских компаний и сознательном манипулировании курсом национальной валюты.

Переговоры в рамках состоявшегося визита – по крайней мере, в том виде, в котором они были представлены публично – не очень прояснили ситуацию с перспективой будущего соглашения.  Хотя и было объявлено о создании нового переговорного механизма – диалога на уровне заместителей высших должностных лиц двух стран и четкого упоминания о двустороннем торгово-экономическом соглашении как предмете переговоров не прозвучало. Д. Трамп воздержался от повторения прежних обвинений Токио в «несправедливых» торговых практиках, но осталось неясным, связано ли это с полученными  от японской стороны «разъяснениями», или он просто предпочел не портить атмосферу двустороннего саммита, а соответствующие претензии будут предъявлены на будущих переговорах. С одной стороны, многие обозреватели приводят примеры того, как нынешний американский президент ранее пользовался ошибочной и искаженной информацией о проблемах двусторонней торговли. С другой – сомнительно, чтобы все его претензии к Японии были исключительно плодом дезинформации или незнания предмета. Соответственно, относительная ясность с предметом переговоров наступит не ранее чем через несколько месяцев. Пока же он обозначен лишь в самом общем виде – вопросы кредитно-денежной и валютной политики, регулирования двусторонней торговли, инвестиционных проектов в инфраструктурной и энергетической сферах.

Большей четкостью отличаются сделанные в ходе визита заявления по вопросам отношений двух стран в военно-политической сфере. Подчеркнута важность, которую обе страны придают своему альянсу в этой области, прозвучали и заверения в верности союзническим обязательствам. Были названы и моменты, которые, по обоюдному мнению, являются главным источником угроз или вызовов безопасности в тихоокеанском регионе – ракетно-ядерная программа КНДР и утверждение Китаем своего военного присутствия в ключевых акваториях в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, в том числе с помощью шагов, которые расцениваются США и Японией как незаконные и неприемлемые. Новая американская администрация подтвердила и то, что рассматривает находящиеся под японским контролем о-ва Сэнкаку, которые Китай считает своими, как территорию, на которую распространяется действие японо-американского «договора безопасности».

По-видимому, снят (во всяком случае, на нынешнем этапе) и вопрос о «справедливом» распределении финансового бремени связанных с деятельностью альянса расходов. Звучавшие ранее со стороны Д. Трампа претензии к Японии по этому поводу не выдвигались ни в ходе переговоров на высшем уровне, ни во время состоявшегося чуть ранее визита в Токио нового министра обороны США Дж. Маттиса.

Однако согласие по принципиальным вопросам не отменяет множественных споров по деталям, в которых, как известно, и «кроется дьявол». Д. Трампу и новому министру обороны еще предстоит войти в курс достаточно сложных переговоров по таким вопросам, как передислокация американской военной базы в Футэмма на Окинаве, статус американских военнослужащих в Японии и их взаимоотношения с японскими правоохранительными органами, порядок взаимодействия оборонных ведомств и спецслужб двух стран. Насколько продуктивными окажутся эти переговоры при новой администрации,  покажет только время.


к списку



Комментарии к этой странице: