Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Динамика взаимоотношений Дональда Трампа и Республиканской партии


© 21.12.2016, Кислицын С.В.

photo // www.flickr.com/photos/gageskidmore

1. Отрицание

В преддверии президентских выборов 2016 г. многие эксперты и публицисты говорили о кризисе в Республиканской партии. Помимо проблем на идейном уровне, где партийные подходы не в полной мере соответствуют происходящим социальным переменам, трудности отмечались и в области лидерства. Здесь одним из симптомов стало чрезмерно большое количество возможных кандидатов от партии. Так, в августе 2015 г. их число достигало рекордных семнадцати человек. Все они придерживались общей консервативной повестки, выступали за ужесточение миграционной политики, критиковали социальные реформы, проведенные администрацией Обамы, призывали к жесткому внешнеполитическому курсу, в частности, по отношению к России, Китаю, отмене «иранской сделки». На их фоне решение Дональда Трампа принять участие в предвыборной гонке только усиливало ощущение внутрипартийного кризиса. Не являясь профессиональным политиком, он выдвигал популистские идеи в духе строительства стены с Мексикой, пересмотра торговых договоров, отношений с союзниками, делал заявления о том, что знает, как «договориться» с российским правительством.

Изначально республиканские лидеры не воспринимали Трампа всерьез и не видели в нем угрозы. Партия делала ставку на Джеба Буша, сына 41-го и брата 43-го президентов. В 1999 – 2007 гг. он занимал пост губернатора Флориды, традиционно играющей одну из ключевых ролей в президентских выборах. Его опыт управления этим «колеблющимся» штатом казался значительным подспорьем в политической борьбе. Однако на стадии праймериз Буш не смог проявить достаточной инициативы. После его выхода из гонки еще в феврале 2016 г., внимание республиканцев переключилось на Марко Рубио и следом – на Теда Круза. Хоть оба они не в полной мере соответствовали ожиданиям республиканских лидеров, однако из стремительно редеющих «семнадцати» казались наиболее подходящими. Тем более что уже во второй половине июля 2015 г. рейтинги Дональда Трампа значительно выросли, оставив позади показатели конкурентов. Однако реальной проблемой он стал несколько позже, в период проведения республиканских кокусов, во время которых ему удалось достичь значительного перевеса в гонке за партийную номинацию.

2. Гнев

Не вдаваясь в феномен успехов Трампа, который во многом принято связывать с ростом протестного электората, стоит отметить, что для партии перспектива победы на праймериз одиозного миллиардера представлялась синонимом внутреннего кризиса, и, казалось, точно грозила поражением на выборах в ноябре 2016 г. Выступая в поддержку М. Рубио и Т. Круза, партийная пресса развернула широкую кампанию, направленную на дискредитацию и подрыв позиций Дональда Трампа. Ведущие республиканские издания, American Conservative, Commentary, National Review, The Weekly Standard, обвиняли его в отсутствии политического опыта, необходимых президенту личностных качеств и слабости «консервативных убеждений»1. Все это должно было неминуемо привести его к поражению на праймериз в июле 2016 года2. Развивая антитрамповскую кампанию, один из ведущих республиканских публицистов У. Кристол выражал опасения, что Трамп не только не имеет нужных качеств для управления страной, но и более того продолжит внешнеполитический курс Б. Обамы. Сопоставляя политику действующей администрации и республиканского кандидата, он проводил следующие общие черты: отказ от интервенций против диктаторских режимов и тактики выстраивания государства (nation building), стремление к новой «перезагрузке» с Россией3. Трампа пытались представлять типичным «бизнесменом средней осведомленности»: «Вашингтон полон проблем, а я тот кто решает проблемы». В то же время он не проявлял никакого интереса к традиционному для республиканцев стремлению сократить «большое правительство», высказывался о повышении налога на импорт и принятии мер по отношению к компаниям, у которых, по его мнению, зарубежные производства достигают слишком больших размеров4.

3. Торг

Однако все эти усилия, направленные на дискредитацию Трампа и в некотором смысле запугивание избирателя, не имели значительного успеха. Миллиардер уверенно продолжал лидировать, а его конкуренты один за другим сходили с дистанции. Проиграв праймериз во Флориде, в середине марта 2016 г., из гонки выбыл Марко Рубио, в начале мая от выдвижения своей кандидатуры отказался Тед Круз, а за ним последовал и последний конкурент Трампа Джон Кейсич. Таким образом Республиканская партия лишилась каких-либо альтернатив и столкнулась с необходимостью выстраивать отношения со своим де-факто определившимся кандидатом. На партийном Конвенте Трамп получил выдвижение от партии. Тогда же была утверждена и новая республиканская платформа, отображающая современные идеологические подходы и цели. Содержание этого документа во многом отразило как риторику самого Трампа, так и традиционные республиканские подходы.

Так, в вопросах экономики отмечается важность снижения корпоративных налогов, препятствование манипуляциям Китая на валютном рынке и пересмотр отдельных торговых договоров. В энергетическом секторе предполагается наращивание объемов добычи энергоресурсов и повышение их экспорта, борьба с деятельностью ОПЕК по регулированию нефтяных цен, сам же Трамп называет эту организацию картельным сговором5.

В платформе 2016 г. отмечается и необходимость реформы миграционной системы в сторону ужесточения ее деятельности, например, «убежище должно предоставляться только по причинам политического, религиозного или этнического преследования», В то время как представляется непростительным разрешение постоянного пребывания значительного количества иностранных граждан ввиду «тревожных показателей безработицы и неполной занятости». С целью предотвращения незаконной миграции из Мексики, Республиканская партия, так же, как и Дональд Трамп во время праймериз, предлагает строительство стены вдоль южной границы Соединенных Штатов6.

В вопросах внешней политики и безопасности, республиканцы с одной стороны отказываются от тактики смены режимов (nation building), что было характерно для администрации Джорджа Буша-младшего, в то же время отмечается необходимость военной реформы и модернизации армии с целью превосходства как любого отдельно взятого государства, так и группы стран7. С этой целью предполагается и проведение аудита Пентагона, для того чтобы «убедиться, что каждый потраченный доллар идет на пользу национальной безопасности»8. Это находит отражение и в программе Дональда Трампа. Его же критика в адрес союзников по НАТО, в частности относительно того, что их расходы на деятельность альянса не сопоставимы со средствами, выделяемыми США, также идет в общем республиканском русле.

Но с другой стороны, нельзя исключить и видимые противоречия, например, в вопросах взаимоотношений с Россией. Республиканская партия отмечает необходимость противодействия российской политики по отношению к Украине и Грузии, важность расширения экономического сотрудничества с государствами Центральной Азии. В то же время Дональд Трамп неоднократно выражал надежду на возможность дипломатического разрешения напряженности в российско-американских отношениях.

Таким образом партийная платформа 2016 г. отразила как классические республиканские подходы, так и взгляды Дональда Трампа, что говорит об идейное близости партии и избранного президента.

4. Депрессия

В ходе праймериз, и даже в период «антитрамповской» кампании в республиканской прессе, кандидат-миллиардер постепенно заручался поддержкой влиятельных представителей американских правых. Так, на его сторону встали бывшие вице-президенты Дик Чейни и Дэн Куэйл, позже к ним присоединились бывший посол в ООН Джон Болтон, министр обороны в администрации Буша-младшего Дональд Рамсфелд, кандидат от партии на выборах 1996 г. Боб Доул, спикер палаты представителей в 1995 – 1999 гг., республиканец Ньют Гингрич и многие другие. Свою поддержку Трампу выразили как представители крайне-правых консервативных взглядов и в частности один из лидеров «палеоконсерваторов» Патрик Бьюкенен, так и один из прародителей неоконсерватизма Норман Подгорец, впрочем отмечавший что считает Трампа меньшим из зол9. Джон Маккейн, кандидат от республиканцев на выборах 2008 г. также изначально выражал свою поддержку Трампу, однако в дальнейшем изменил свое решение ввиду личных проблем с кандидатом. Таким образом, при всем нежелании партии видеть своим кандидатом Дональда Трампа, на его сторону встали многие представители партийного истеблишмента и непримиримые в своих спорах «палеоконы», и «неоконы». Хотя, конечно, за период с республиканского конвента и до самих выборов внутрипартийные выступления против Трампа продолжались. Так, 8 августа 2016 г. было опубликовано письмо «бывших сотрудников национальной службы безопасности», являющихся сторонниками Республиканской партии. В своем заявлении они отметили, что Трамп может стать «самым безрассудным президентом в Американской истории» и призывали не голосовать за него на выборах10. А в начале октября 30 республиканских представителей Конгресса опубликовали еще одно протестное письмо, в котором отмечали, что выдвигая этого кандидата, партия «попросила граждан Соединенных Штатов доверить свое будущее человеку, который поднимает руку на женщин, издевается над инвалидами, отстаивает инакомыслие и насилие, стремится к введению религиозных тестов на въезд в США и приемлет тест этнической принадлежности для судей»11. Президентские выборы многим представлялись проигранными и в этой связи основной задачей представлялось сохранение большинства в конгрессе, как возможности избежать полной потери контроля над Вашингтоном.

5. Принятие

С победой Дональда Трампа и республиканцев в конгрессе, их позиции значительно укрепились, а отношение партии к своему победившему кандидату в значительной степени изменилось. За исключением некоторых критиков, таких как Джон Подгорец, последовательного выступающего против Трампа, впрочем и подходящему к будущей администрации с прагматических позиций, значительная часть внутрипартийных противников Дональда Трампа стала постепенно переходить в сторону поддержки избранного президента. Так, уже на следующий день после выборов журнал The Weekly Standard отмечал, что республиканцы добились небывалого успеха, полностью подчинив себе Вашингтон. В подобной ситуации ненужная конфронтация, как отмечает издание, может быть попросту глупа и контрпродуктивна12.

Сейчас, за месяц до вступления Дональда Трампа в должность, продолжается формирование будущей администрации, а его назначения встречают в основном положительные отклики со стороны республиканцев.

Так, выдвижение генерала Джеймса Мэттиса на должность министра обороны, и генерала Майкла Флинна на пост Советника по Национальной безопасности нашло широкую поддержку внутри партии, а оба военнослужащих являются её сторонниками. Чуть более спорным выглядит выдвижение на пост государственного секретаря главы компании ExxonMobil Рэкса Тиллерсона. Озабоченность вызывает не столько отсутствие у него необходимого опыта с точки зрения ведении внешней политики, сколько личное знакомство с представителями российской элиты, которое во многом связано с бизнесом ExxonMobil. Так сенатор Марко Рубио заявил о наличии у него «серьезных сомнений» относительно этой номинации: «Следующим государственным секретарем должен быть тот, кто видит мир с позиций моральной ясности»13. В рамках идеологического неприятия Тиллерсона, часть представителей республиканского истеблишмента воспринимает его выдвижение как продолжение риторики Дональда Трампа о необходимости выстраивания деловых отношений с Россией, а это является одним из ключевых внешнеполитических расхождений избранного президента и республиканцев.

Однако партия отнюдь не выступает по этому вопросу единогласно. Так сенатор Боб Коркер назвал Тиллерсона «впечатляющей личностью, имеющей исключительное практическое знание мира», в чем его поддержал лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконнелл14. Роберт Гейтс, занимавший пост Директора ЦРУ в 1991 – 1993 гг. и министра обороны в 2006 – 2011 гг., назвал Тиллерсона «холодным реалистом», который «совершенно точно поставит американские интересы во главе любых переговоров»15. Генри Киссинджер, госсекретарь в республиканских администрациях Р. Никсона и Д. Форда не видит никаких проблем в связях Тиллерсона с Москвой: «Общение с Россией – его обязанность, как главы Exxon. Он был бы бесполезен на своей должности если бы не имел рабочих отношений с Россией»16.

На фоне постепенного выстраивания отношений между Дональдом Трампом и республиканским истеблишментом, не проясненными остаются взаимоотношения победившего кандидата и партийных идеологов-интеллектуалов, в первую очередь – представителей неоконсервативного течения, большинство из которых скептически отзывались о Трампе в период праймериз. Более того, часть из них, например, Роберт Кейган или Джошуа Муравчик, отдавали свое предпочтение кандидату от демократов Хилари Клинтон. Однако заметно и некоторое стремление консервативной прессы приблизиться к избранному президенту. Так, все тот же The Weekly Standard отмечает, что без интеллектуальной поддержки, которая, например, оказала значительное влияние на рейгановскую консервативную революцию, работа новой администрации может оказаться менее эффективна, нежели могла бы быть.

Впрочем, отношения администрации и интеллектуалов прояснятся в следующие четыре года, в зависимости от развития внутренней и внешнеполитической обстановки, как это было, например, в 2001 г. Тогда неоконсерваторы, скептически воспринимавшие кандидатуру Джорджа Буша-младшего, оказались востребованы после терактов 11 сентября, а их идеи о силовом продвижении демократии, смене режимов и демократизации Ближнего Востока стали частью прикладной внешней политики той администрации. Однако на данном этапе о тесном взаимодействии консервативных интеллектуалов и Белого Дома, которое было характерно, например, и для администрации Рональда Рейгана, говорить пока не приходится.

Примечания:

1 Dreher R. The Most Conservative Case Against Trump // American Conservative, November 3, 2016. URL: http://www.theamericanconservative.com/dreher/the-most-conservative-case-against-trump/ (дата обращения 03.12.2016).

2 Cost. J. Republican Party Down // The Weekly Standard, May 9, 2016 ∙ Volume 21, Number 33. P. 13.

3 Kristol W. Donald J. Obama // The Weekly Standard, May 9, 2016 Volume 21, Number 33. P. 7.

4 Against Trump // National Review, February 15, 2016, Volume LXVIII, No. 2. P. 14.

5 Republican Platform 2016. URL: https://prod-cdn-static.gop.com/media/documents/DRAFT_12_FINAL[1]-ben_1468872234.pdf (дата обращения 05.09.2016). P. 2, 22.

6 Ibid., p. 26.

7 Ibid., p. 41.

8 Ibid., p. 27.

9 Norman Podhoretz, the last remaining ‘anti-anti Trump’ neoconservative // The Times of Israel, September 7, 2016. URL: http://www.timesofisrael.com/norman-podhoretz-the-last-remaining-anti-anti-trump-neoconservative/ (дата обращения 08.12.2016).

10 A Letter From G.O.P. National Security Officials Opposing Donald Trump // The New York Times, August 8, 2016. URL: http://www.nytimes.com/interactive/2016/08/08/us/politics/national-security-letter-trump.html?_r=0 (дата обращения 05.12.2016).

11 30 former GOP lawmakers sign anti-Trump letter  // CNN, October 6, 2016. URL: http://edition.cnn.com/2016/10/06/politics/republican-lawmakers-never-trump-letter/ (дата обращения 06.12.2016).

12 Ceaser J.W. Eleven Nine // The Weekly Standard, November 21, 2016. URL: http://www.weeklystandard.com/wheres-the-welcome-mat/article/2005778#! (дата обращения 01.12.2016).

13 Steinhauer J. For Republican Russia Hawks, a Dilemma Named Rex Tillerson // The New York Times, December 14, 2016. URL: http://www.nytimes.com/2016/12/14/us/politics/rex-tillerson-russia-donald-trump.html (дата обращения 16.12.2016).

14 Steinhauer J. For Republican Russia Hawks, a Dilemma Named Rex Tillerson // The New York Times, December 14, 2016. URL: http://www.nytimes.com/2016/12/14/us/politics/rex-tillerson-russia-donald-trump.html (дата обращения 16.12.2016).

15 Shear M.D. Trump Lines Up Establishment Republicans to Vouch for Rex Tillerson // The New York Times, December 13, 2016. URL: http://www.nytimes.com/2016/12/13/us/politics/rex-tillerson-secretary-state-trump.html?_r=0 (дата обращения 16.12.2016).

16 Yoon S. Kissinger at 93 Expounds on Rex Tillerson, ‘One-China’ and Trump // Bloomber, December 14, 2016. URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2016-12-14/kissinger-at-93-expounds-on-rex-tillerson-one-china-and-trump (дата обращения 16.12.2016).


к списку



Комментарии к этой странице: