Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Итоги визита в Японию президента Владимира Путина


© 19.12.2016, Швыдко В.Г.

photo // www.kremlin.ru

15-16 декабря состоялся визит в Японию российского президента. Путь к этой встрече был очень долгим: первоначально визит должен был состояться еще в 2014 году, но помешала дестабилизация обстановки на Украине и реакция на нее руководства России и стран Запада. А затем шли длительные переговоры о возможном содержании итоговых документов, сроки визита неоднократно отодвигались, что лишь подогревало интерес к его конечному результату. Особенно заметно это было на японской стороне – нынешний премьер-министр С. Абэ настойчиво говорил о необходимости прорыва на основе предлагаемого им «нового подхода», суть которого все это время оставалась интригой. Российские СМИ также все последние месяцы разрывались между загадочными сообщениями о «конструктивных переговорах» и достаточно жесткими заявлениями российских высших официальных лиц о неизменности российской позиции, особенно по территориальному вопросу.

Теперь результат нам известен: визит прошел практически в намеченные сроки, а согласованный итог переговоров – почти такой, о каком говорила в последние месяцы российская сторона, за исключением ряда нюансов, содержание которых еще предстоит определить.

В первую очередь, сказанное относится к вопросу о территориальном размежевании, решение которого японская сторона считает условием заключения мирного договора между двумя странами. Конкретнее, речь идет о суверенном контроле над островами Малой Курильской гряды, который после Второй мировой войны перешел к Советскому Союзу, но все это время оспаривается Японией. По словам участников нынешних переговоров, вопрос о суверенитете на них не обсуждался, а значит, вопрос по существу остался в прежнем состоянии.

В качестве маленького шага к заключению мирного договора на основе территориального компромисса японский премьер представляет публике договоренность о начале консультаций о возможности совместной хозяйственной деятельности на оспариваемых островах. А точнее – тот факт, что на консультациях речь пойдет о некоей «особой», или «специальной системе» для такой деятельности, которая будет установлена отдельным договором между двумя странами, что позволит избежать ситуации, когда японские экономические субъекты будут вынуждены вести деятельности непосредственно на основе российского права. Последнее уже много десятилетий отвергается японской стороной на том основании, что будет означать де-факто признание российского суверенитета над спорными островами. Однако, во-первых, помощник российского президента публично отрицает такую возможность, а во-вторых, даже если считать, что он не выражает официальную позицию, упомянутые консультации в такой ситуации могут растянуться на долгие годы, если не десятилетия, как это уже произошло с переговорами по вопросу о мирном договоре.

Несколько больше надежд вызывает признание необходимости возобновить контакты между министерствами обороны, а также в формате «2+2», то есть между военными и дипломатическими ведомствами двух стран. Эти контакты были прерваны в 2014 г. в качестве элемента коллективных санкций Запада в связи с украинским кризисом, но сохранять их «заморозку» после возобновления официальных контактов России с НАТО было бы нелогично. Частью процесса стихийного демонтажа санкций являются и объявленные Японией (равно как и Россией) меры по смягчению визового режима – как в отношении спорных островов, так и в более общем плане.

Однако в остальном ситуация изменилась несильно. Никаких совместных заявлений по интересующим Россию либо Японию чувствительным вопросам (например, о целесообразности западных санкций в отношении России, о ядерной программе Северной Кореи или размещаемой на Юге этой страны элементах ПРО ТВД, или о политике КНР в спорных акваториях Южно-Китайского моря) принято не было. Что не удивляет, если учесть, что различия в политической линии и позициях правительств двух стран имеют принципиальный характер и не могут быть преодолены за счет личного диалога их лидеров, даже если последние решительно настроены на поиск каких-то эффективных «развязок» существующих проблем. Несмотря на признаваемую важность установления атмосферы доверия между правительствами двух стран, по-настоящему доверительного диалога по этим и другим проблемам международных отношений, судя по всему, пока не получается. Да и вряд ли реалистично на него надеяться, если учесть особые отношения Токио с Вашингтоном, с которым у Москвы плохо получается не то, что доверительный, а и самый простой диалог.

То же можно сказать и о «деловой» части визита. С одной стороны, многие элементы экономических санкций, в свое время коллективно установленных Западом в отношении России, в отношениях с Японией постепенно размываются, что подтвердили некоторые факты, преданные широкой огласке в ходе визита. Хотя нельзя не заметить, что Япония не является в этом плане первопроходцем, и аналогичные процессы можно наблюдать и на европейском направлении.

С другой стороны, намеки и заявления нынешнего японского премьера о том, что экономическое сотрудничество станет его фирменным приемом для «продвижения» отношений по всем интересующим Японию моментам двусторонних отношений, пока не находят подтверждения. Официальные рапорты об огромном количестве подписанных документов и приводимые в этой связи цифры следует воспринимать с очень большим дисконтом. Это – не более чем старая добрая бюрократическая практика очковтирательства, знакомая советским людям по бодрым рапортам очередному партийному съезду. Как минимум половина содержащихся в этих документах проектов утонет в последующей рутине и бесконечных «затыках» либо тихо умрет на стадии замысла. А остальные при всем желании не станут ни экономическим переворотом, ни мощным политическим рычагом, как надеются или опасаются сегодня многие.

Упомянутую выше идею совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах вообще не стоит воспринимать всерьез в экономическом смысле, за исключением возможности создания новых рабочих мест для постоянных жителей этих островов. Да и нет оснований ожидать здесь скорых результатов: без хотя бы приблизительного понимания того, как в этом процессе обойти нерешенную, с точку зрения Японии, проблему суверенитета, практическое воплощение этой идеи будет крайне затруднено.

Безусловно, расширение экономического сотрудничества, как и гуманитарных связей, следует приветствовать вне зависимости от наличия или отсутствия прогресса на пути к заключению мирного договора. Однако при этом необходимо иметь в виду, что действительно прочные и широкие связи в сфере бизнеса не могут быть результатом визитов политических руководителей, ибо любые подписанные по поводу таких визитов документы и меморандумы затем обязательно скорректируются реальной заинтересованностью или, наоборот, незаинтересованностью их непосредственных субъектов, или бюрократическими препятствиями, которые нужно будет преодолевать. И правительствам двух стран следует сделать так, чтобы деловые контакты между российским и японским бизнесом не осложнялись дополнительными проблемами, помимо тех, которые стихийно создаёт сама жизнь. А тогда, возможно, найдется ответ и на те проблемы, для которых «политическая решимость» двух лидеров, как показывает практика, является необходимым, но недостаточным условием решения.


к списку



Комментарии к этой странице: