Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

Новый президент США и новые риски для стран АСЕАН


© 05.12.2016, Рогожина Н.Г.

photo // asia.nikkei.com

В своих предвыборных выступлениях Д. Трамп обошел вниманием страны АСЕАН. Игнорирование им динамично развивающегося региона с населением в 625 млн. человек, обладающего совокупным ВВП в 2,4 трлн. долл. (седьмая экономика в мире) и играющего заметную роль в АТР, резко контрастирует с политикой, проводимой Б. Обамой по укреплению здесь позиций и влияния США. Однако судить о возможных экономических и геополитических последствиях для региона после избрания нового президента США возможно сейчас только косвенно – по его предвыборным заявлениям. Оценивая эти последствия с точки зрения интересов своей национальной безопасности, страны АСЕАН, надеясь на лучшее во взаимоотношениях с США, признают наличие рисков в обозначенных новых приоритетах этой супердержавы.

Экономические риски исходят из заявлений Д. Трампа относительно усиления торгового протекционизма и отказа США от участия в ТТП, что может негативно отразиться на экономическом развитии стран АСЕАН, зависящих (правда, в разной степени) от торговли с США (249 млрд. долл.) и притока иностранных инвестиций. Уже сейчас просчитываются возможные экономические потери в случае введения новой американской администрацией мер протекционизма, что приведет к сокращению поступлений от экспорта. Для Сингапура этот показатель, по оценкам Deutsche Bank, может составить 30%. Экономические потери также могут понести Малайзия, торговый оборот которой с США составил в 2015 г. 24 млрд. долл., Индонезия, чей экспорт в США оценивался в 16,6 млрд. долл., Вьетнам, для которого США являются основным экспортным рынком (30,5 млрд. долл.).

Не исключается вероятность сокращения притока прямых иностранных инвестиций в страны ЮВА, куда США вложили 200 млрд. долл. Судя по докладу Credit Suisse, многие бизнесмены могут взять паузу в реализации своих инвестиционных проектов, пока не прояснится политика США. Для Сингапура, который при сжатом внутреннем рынке зависит в своем развитии от притока иностранных инвестиций, прежде всего из США (их объем превосходит суммарный показатель Австралии, Китая и Японии – 11,5 млрд. долл. в 2015 г.), изменения во внешнеэкономической политике США могут иметь серьезные последствия. Д.Трамп, который в своей избирательной кампании выступал против свободной торговли, глобализации и иммиграции, назвал Сингапур в списке азиатских стран, которые «воруют у США рабочие места».

В этот перечень стран попал и Вьетнам, который так же как Сингапур, Малайзия и Бруней крайне разочарован планами Д.Трампа не присоединяться к соглашению ТТП, которое они оценивают как новую возможность для укрепления своих позиций на мировых рынках и как условие привлечения новых инвестиций. Поэтому для них это решение США может оказаться крайне непродуктивным для обеспечения их экономических интересов, вынуждая их искать альтернативные варианты. Но их не так уж много. Во-первых, расширять торговые отношения с Евросоюзом, Японией, Индией и, конечно, с Китаем. И во-вторых, укреплять внутрирегиональное экономическое взаимодействие. Содействовать этому может создание Комплексного экономического партнерства в составе 10 стран АСЕАН, Китая, Японии, Южной Кореи, Индии, Австралии и Новой Зеландии, Это торговое соглашение, инициированное ещё в 2012 г., поддерживается Китаем.

Стратегические риски связаны с намерением Д. Трампа сократить военно-политическое присутствие США в регионе. И, казалось бы, чисто экономическое соглашение ТТП приобретает для стран ЮВА политическое значение. Премьер-министр Сингапура оценивает ТТП как «безошибочный показатель доверия к США в регионе». Для американских союзников в ЮВА провал соглашения ТТП символизирует об отступлении США из региона с соответствующими последствиями для обеспечения их национальной и региональной безопасности с неизбежным изменением баланса сил в пользу Китая.

Соответственно, ухудшаются и переговорные позиции стран ЮВА по Южно-Китайскому морю. А это может привести к двум возможным последствиям в развитии геополитической ситуации в регионе – или более тесное взаимодействие стран ЮВА в рамках АСЕАН с выработкой общей позиции по территориальным спорам в Южно-Китайском море, или поиски компромисса с Китаем, что уже демонстрирует президент Филиппин. Не исключается и третий вариант, когда страны ЮВА, лишенные военно-политической поддержки США и опасающиеся доминирования Китая в регионе, в качестве противовеса ему изберут тактику укрепления связей с такими региональными игроками, как Япония и Австралия.

Захотят ли страны ЮВА самостоятельно вносить изменения в свои двухсторонние отношения с США в случае выполнения взятых Д. Трампом предвыборных обещаний?  По всей вероятности, нет. И это несмотря на прозвучавшие в некоторых странах региона критические замечания в адрес нового президента. Как заявило руководство Малайзии, «мы будем расширять сотрудничество и с новой администрацией с тем, чтобы обеспечить непрерывность двухсторонних отношений и защиту интересов Малайзии в будущем». В то же время наметившийся в Малайзии процесс исламизации во внутренней политике может заставить премьер-министра Наджиба Разака в непростой ситуации столкновения с оппозицией действовать более осторожно, поскольку антиисламские заявления Д.Трампа вызывают озабоченность у мусульманского населения страны.

Соизмерять экономические выгоды с политическими потерями вынуждено будет и руководство Индонезии, пытающееся сегодня ослабить анти-трамповские настроения в стране, подверженной угрозе исламизации.

Что касается Таиланда, то охлаждение отношений с США, наметившееся после военного переворота в 2014 году, не коснулось их торгово-экономического взаимодействия. Хотя Таиланд ещё не присоединился к ТТП, но выразил готовность это сделать, что отражало его намерение использовать это соглашение как в торгово-экономических целях, так и в политических. Несмотря на явное сближение с Китаем, Таиланд пытается сохранить баланс в своей внешней политике и будет стараться нормализовать отношения с США, поскольку Д.Трамп, как ожидается, будет придавать меньшее значение проблеме защиты прав человека, ставшей камнем преткновения в американо-таиландских отношениях при Б. Обаме. Однако, по мнению таиландских экспертов, не следует питать больших иллюзий по поводу сближения с США, несмотря на то, что Таиланд исторически является их стратегическим партнером. Скорее всего, учитывая заявления Д. Трампа об изоляционизме США во внешней политике, следует ожидать только меньшей критики в адрес военного режима в Таиланде.

Пожалуй, наиболее восторженно на победу Д.Трампа отреагировали Филиппины, которые так же как Таиланд являются стратегическим партнером США. Объяснение этому лежит на поверхности – неприятие Р. Дутерте критики США в адрес проводимой им политики по тотальной борьбе с наркотиками. И как следствие этого личная неприязнь Р. Дутерте к Б. Обаме переросла в антиамериканизм. Он проявляется не только в риторике выступлений главы Филиппин, но и в намерении осложнить визовый режим для американцев и, самое главное, сократить военное присутствие США на Филиппинах и ограничить двухсторонние военные контакты.

Правда, антиамериканизм не затронул сферу двухсторонних торгово-экономических отношений. Филиппины слишком привязаны к американскому рынку и американским аутсорсинговым компаниям. А это повышает степень уязвимости экономики Филиппин к возможным действиям Д. Трампа по ограничению офшоринговых операций американских компаний, что, по его мнению, ведет к потере рабочих мест в США. Экономика Филиппин может понести большие потери и в случае изменения иммиграционной политики США. Сегодня здесь находится более 4 млн. филиппинцев (часть из них нелегально). На их долю приходится треть всех денежных переводов на Филиппины. Поэтому расчет Р. Дутерте на Д. Трампа как на гаранта улучшения двухсторонних отношений может не оправдаться. Остаются и политические риски. Д. Трамп в интервью Reuters заявил, что «Филиппины имеют очень важное стратегическое расположение, и что намерение Р. Дутерте вывести иностранные войска с территории страны свидетельствует об отсутствии уважения к США».

Размышляя над вопросом, как отразятся возможные изменения во внутренней и внешней политике США на ситуации в регионе ЮВА, приходишь к выводу, что было бы несправедливо говорить только о появлении новых рисков. Есть и позитив, если оценивать его с точки зрения создания более благоприятных условий для ускорения интеграционных процессов в рамках Экономического Сообщества АСЕАН и укрепления внутрирегиональной солидарности в обеспечении национальной и региональной безопасности в расчете на собственные силы. Только сплотившись можно попытаться противостоять доминированию Китая в регионе.

Сегодня можно делать лишь самые общие предположения относительно тенденций развития отношений между США и странами Юго-Восточной Азии. Ясность будет внесена позднее, когда Д. Трамп придаст своим заявлениям конкретное содержание во внутренней и внешней политике США. Но в любом случае в ближайшее время больших перемен ожидать не стоит.


к списку



Комментарии к этой странице: