Главная >  Новости > Новости и события > Новость подробно

О некоторых реальных проблемах Вооружённых сил РФ


© 02.06.2015, Дворкин В.З.

Информация о содержании прошедших 12-16 мая совещаниях президента России с руководством Вооружённых сил и ОПК в открытых источниках практически отсутствует, что случается довольно редко. Гораздо чаще о подобных совещаниях публикуются относительно подробные сообщения о выполнении Госзаказа и поступающих в Вооружённые силы модернизированных и новых образцах вооружения и военной техники, задачах на перспективу, об успешно проведенных крупномасштабных военных учениях, а также об отдельных недостатках. В качестве подтверждения успехов в создании новой военной техники ссылаются на грандиозный парад в Москве 9 мая.

Однако закрытость прошедшей серии совещаний приводит к предположениям об обсуждении действительно важных проблем в обеспечении реальной боеспособности армии и флота.

Одной из ряда таких проблем могла быть до сих пор нерешённая задача создания единой автоматизированной системе управления Вооружённых сил (АСУ ВС). Это крайне сложная задача, но ведь её решают уже не один десяток лет. За это время созданы отдельные АСУ видов и родов ВС, но единой АСУ ВС до настоящего времени нет. Вероятно, одна из главных причин этого состоит в том, что, несмотря на все усилия, не удаётся обеспечить совместимость АСУ видов и родов войск, то есть, нет унифицированных аппаратно-программных систем и средств взаимодействия отдельных АСУ.

Необходимость построения АСУ ВС не вызывает сомнений, поскольку только при её наличии обеспечивается максимальная скорость оценки обстановки, принятия решений и доведение приказов до низовых органов управления, особенно   при использовании разнородных сил и средств.

Важнейшей составной частью АСУ ВС, в создании которой имеют место значительные системные проблемы, является обеспечение в реальном масштабе времени прозрачности ТВД, на котором планируются боевые операции. Для этого необходимо комплексное использование в режиме реального времени космической, авиационной и других средств разведки, связи и боевого управления.

Без всех этих компонентов в современных локальных вооружённых конфликтах невозможно обеспечить эффективных боевых действий с минимизацией потерь. А без этого вся продемонстрированная на параде в Москве военная техника, кроме разве что ракетных комплексов «Тополь-М», может оказаться малоэффективной, или даже бесполезной в вооружённых конфликтах с противником, располагающим современными системами обеспечения боевых действий.

Сегодня полным набором средств разведки и автоматизированными системами связи и боевого управления обладают только США/НАТО, опасаться которых ядерной России нет никаких оснований вопреки паническим заявлениям некоторых агрессивно настроенных российских экспертов.  Но время идёт и новейшие технологии распространяются по всему миру вместе с концепциями ведения войны с использованием современных средств управления операциями. Поэтому ВС России крайне важно не отстать в этом направлении повышения своей эффективности.

Нет оснований сомневаться в том, что высшее военное руководство страны представляет важность решения этой задачи, но нет ясности в её приоритетности на фоне многих других задач, включая, в том числе, разбор завалов избыточной номенклатуры вооружения и военной техники во всех видах и родах ВС.

Другая не менее важная проблема, которая могла бы обсуждаться на совещании у президента России, заключается в способности ОПК обеспечить потребности ВС современными и надёжными вооружениями и военной техникой. Эта проблема постоянно муссируется в открытых СМИ, в том числе в связи с участившимися авариями космической техники.

 Отказы и аварии наглядны при работе с космической техникой, однако они характерны и для других образцов вооружения и военной техники. Одна из причин заключается в неоправданной спешке руководства Минобороны и ОПК поставить на вооружение современные образцы оружия. Так, например, ответственные руководители ОПК в своих заявлениях обещают скорую поставку для Воздушно-космической обороны страны систем ПРО, не уступающих по характеристикам системам ПРО США со стратегическими противоракетами типа GBI и SM-3, и представители Минобороны это приветствуют.

Трудно понять, на какую аудиторию такие заявления рассчитаны. Отчасти это можно объяснить стремлением разработчиков заверить заказчика в способности выполнить обещанное для получение скорейшего финансирования своих программ. При том, что есть понимание в нереальности выполнить эти программы в планируемые сроки. Это прекрасно понимают и наши контр-партнёры, у которых есть опыт разработки и натурных испытаний таких стратегических систем. Они продолжались 12-15 лет с десятками пусков с многочисленными отказами, тщательным анализом причин отказов. И до настоящего времени нет полной уверенности в их надёжности.

 Было бы наивным представлять, что мы можем обойтись без таких длительных и затратных процессов, и не только в сфере оружия для ВКО, но по значительной номенклатуре вооружения и военной техники для всех видов и родов войск. Тем более, что всё это придётся делать в условиях санкций и процессов импортозамещения. Которые, вопреки оптимистическим прогнозам руководства, потребуют много лет.

Не исключено, что на совещаниях у президента России, могли бы в закрытом режиме обсуждаться наболевшие проблемы нецелевого расходования бюджетных средств и хищения денег при выполнении важнейших оборонных программ. А также дефицита квалифицированных кадров на всех уровнях: от министерских чиновников, «эффективных менеджеров» до рабочих. Об этих проблемах не говорят и не пишут только очень ленивые, но решительных подвижек до сих пор не видно, если только не считать не вполне понятный статус генеральных конструкторов.

Уровень некомпетентности на всех уровнях стал угрожающим, приводились даже примеры того, как тактико-технические задания на разработку вооружения стали противоречить законам физики и механики. И здесь восстановлением штатов во всех структурах, включая военные представительства, не обойтись, поскольку старые кадры ушли, а новые будут приобретать знания и опыт ещё очень долго.

В этом отношении характерны многочисленные публикации в профильных СМИ, в первую очередь в еженедельнике ВПК, о той разрушительной роли в исследовательской и образовательной сфере, к которой ведут решения и действия нынешнего руководства Минобороны по фактической ликвидации научных и педагогических потенциалов при бездумном объединении НИИ и ВУЗов Минобороны.

Возможно, что какие-то решения на совещаниях у президента России приняты. Но сами эти решения и, главное, механизмы их выполнения, будут в конце концов наглядны по кадровым и институциональным изменениям.

Наконец, в определённой степени способствовать решению многих задач повышения обороноспособности Вооружённых сил страны могло бы стать постепенное восстановление отношений с Западом, в том числе взаимодействие с войсками США/НАТО. Проводились же совместные учения наших и западных подразделений ВС, и никто не считал, что они бесполезны. Нужно учитывать, что вооружённые силы США/НАТО постоянно осуществляют реальные боевые операции в различных регионах мира, накопили и совершенствуют боевой опыт проведения таких операций. И в военных учениях всегда учитывают накопленный опыт, которого у нас нет. Совместные учения могли бы в определённой степени компенсировать недостаток такого опыта ВС России.

Процесс восстановления отношений представляется сложным и относительно длительным. Для этого необходимы решительные совместные действия президентов России и США по скорейшему и безусловному выполнению минских договорённостей. Со стороны президента США – давление на руководство Украины для прекращения боевых действий, со стороны президента России – энергичное воздействие на руководство ДНР и ЛНР в том же направлении, а со стороны обоих лидеров – обеспечить скорейший вывод всех иностранных военных формирований и наёмников из Украины.


к списку



Комментарии к этой странице: